Как Россия, Турция и Иран будут делить Сирию?


В конце ноября в Сочи Владимир Путин провёл переговоры с президентом Турции Реджепом Тайипом Эрдоганом и иранским лидером Хасаном Рухани. Лидеры трёх государств обсудили ситуацию на Ближнем Востоке.

Как заявил Владимир Путин, войну в Сирии фактически можно считать завершённой. А раз так, пришло время подвести итоги и определить, какие бонусы получат победители, ведь на кону – Ближний Восток. И хотя встреча глав трёх государств прошла «в тёплой, дружественной обстановке», есть все поводы предполагать, что дружба эта ненадолго – слишком разные интересы у Москвы, Анкары и Тегерана. Эта встреча, на которой шла речь о послевоенном устройстве Сирии, сильно напоминает Ялтинскую конференцию в феврале 1945-го, когда победители поделили между собой мир.

За день до встречи президент РФ Владимир Путин заявил: «Что касается совместной работы по борьбе с террористами на территории Сирии, то эта военная операция действительно завершается». Действительно, после недавней победы в Абу-Камале можно говорить о том, что «Исламское государство» практически разгромлено. На горизонте уже видно и полное окончание войны. Настала пора собирать камни. Похожим образом в феврале 1945 года в Ялте встречались главы Советского Союза, США и Великобритании, определяя перспективы поствоенного мира. Тогда тоже все понимали: эта дружба случайных союзников ненадолго. Сочинская встреча имеет одно кардинальное отличие от ялтинской. В обеих войнах – Второй мировой и сирийской – активно участвовали США. Разумеется, как и прочие государства, не из чистого альтруизма, а ради того, чтобы потом получить свои дивиденды в обустройстве послевоенной экономической и политической жизни региона. Однако в Сочи Дональд Трамп не появился. Почему США не пришлись ко двору? За 10 дней до сочинской встречи было объявлено о совместном заявлении по Сирии президентов России и США.

Как сказал чрезвычайный и полномочный посол, член Валдайского клуба Александр Аксенёнок, это заявление «имеет особое значение», будучи «первой после смены американской администрации совместной с Россией политической акцией». Кремль и Вашингтон договорились о том, что «конфликт в Сирии не имеет военного решения и его окончательное политическое урегулирование должно быть найдено в рамках Женевского процесса в соответствии с резолюцией Совета Безопасности ООН 2254». А это значит проведение конституционной реформы и свободных выборов под эгидой ООН при сохранении независимости, территориальной целостности и светского характера государства. Прекрасные слова. Если обе державы с этим согласны, тогда следует рука об руку двигаться дальше. Почему же в Сочи, где обсуждалось будущее устройство Сирии, оказались делегации не четырёх, а лишь трёх стран? Сейчас американские СМИ возмущаются: мол, организаторы встречи решили «кинуть» США. Впрочем, похоже, что Дональд Трамп сам не горел желанием влиться в ряды сочинских триумфаторов. Давать ещё один козырь внутренней оппозиции в США, ктоторая и так кричит о тайных связях Трампа с Россией? Зачем? Да ещё и сидеть за одним столом с руководством Ирана, который американская власть после периода «ближневосточной оттепели» вновь объявила главной «империей зла» во всей Центральной Азии!

В общем, в данном случае сошлись желания и Вашингтона, и Кремля, и Тегерана, и Анкары, которую не устроили поставки США оружия курдским «отрядам народной самообороны». Эрдоган публично заявил: «Американцам не стоит этого делать. Мы были здесь раньше, чем они, и хорошо понимаем, кто есть кто в этом регионе».

У каждого из победителей – свои цели На первый взгляд на сочинской конференции царило единодушие. Но это лишь на первый взгляд. На самом деле каждый из участников играет в свою игру, и остальные двое для него лишь временные попутчики. Взять хотя бы Россию. Она отстаивала свои интересы в Сирии сразу по трём направлениям.

Во-первых, отечественнные компании при династии Асадов – и покойного Хафеза, и его сына, ныне правящего Башара, – всегда ощущали себя как дома в этой стране, богатой месторождениями нефти и газа.

Во-вторых, Сирия является самым главным во всём регионе покупателем российского вооружения.

В-третьих, теперь в стране находятся сразу две российские военные базы – авиационная в западной провинции Латакия, возле главного порта страны, и военно-морская база в Тартусе. Потому Кремль будет и дальше активно поддерживать правительство Асада и в то же время выступать за ограниченную автономию курдов и других меньшинств в некоторых областях Сирии.

В свою очередь, Турция, напротив, занимала в сирийском конфликте вроде бы противоположную позицию. Анкара вовсю поддерживала Сирийскую свободную армию – одну из крупнейших вооружённых группировок в Сирии, сражающихся с правительством Асада.

Кроме того, турки категорически против какой-либо курдской автономии. Турция опасается, что успех сирийских курдов в этой гражданской войне может придать дополнительный импульс борьбе этого же этнического меньшинства в Турции. Поэтому турецкая армия бомбила, и не раз, курдские вооружённые отряды на севере Сирии. И даже были направлены в страну сухопутные войска для борьбы с ними в рамках военной операции «Щит Евфрата».

Что касается Ирана, то он, как и Россия, тоже поддерживал правительство Асада, причём ещё более решительно. Эта поддержка включала в себя не только доставку вооружений, военное обучение и обмен разведывательными данными. Элитное иранское военно-политическое формирование Корпус стражей исламской революции (КСИР) несло на себе ключевую нагрузку в наземных военных операциях сирийского правительства. У официального Тегерана своя цель – вместе с Асадом противостоять Израилю и Саудовской Аравии. Израилю – через поддержку ливанского шиитского радикального движения «Хезболла», а саудитам – воюя против сирийской оппозиции. С Израилем и Саудовской Аравией у Ирана давняя геополитическая вражда. Да ещё и подогретая экономической конкуренцией на рынке экспорта нефти и газа. В принципе из-за этого экспорта и началась война в Сирии. Иран – вторая по запасам газа держава в мире – пять лет назад начал строить газопровод стоимостью 10 млрд долларов в Сирию и Ливан, чтобы оттуда танкерами покорять европейские рынки. Из иранского бюджета в помощь Сирии были выделены 5,8 млрд долларов, а также создан иранско-сирийский банк. Однако у арабских шейхов имелись свои виды на те же европейские рынки нефти и газа – в виде проекта трубопровода с Аравийского полуострова транзитом через Сирию и Турцию. Дело оставалось за малым – свергнуть режим Асада, который хочет иметь дело с Ираном, и поставить на его место свою марионетку.

В итоге нефть и газ – богатство и проклятие региона – стали тем детонатором, что взорвал налаженную стабильность в Сирии… Все три страны-победительницы уже получили свои дивиденды от войны. Кремль сохранил влияние России в Сирии, которая является его главным плацдармом в арабском мире. Турция не допустила установления контроля курдов над большей частью своей границы с Сирией. Тегеран создал более мощную, чем прежде, зону иранского влияния в восточном Средиземноморье и упрочил влияние «Хезболлы».

Более того, по оценкам ряда экспертов, именно Иран вышел главным победителем в этом раунде войны. Его влияние в Ираке и Сирии резко возросло. Ведь тысячи бойцов КСИР и «Хезболлы» играли главную роль в наземных военных операциях против запрещённого в РФ ИГ, поскольку сирийская кадровая армия, по этим оценкам, была на 60% выбита ещё к 2014 году. Саудовская Аравия для Москвы может быть интереснее Ирана.

Но если с особыми интересами Турции всё было ясно с самого начала, то у Ирана и России взгляды на будущее вроде бы совпадают? Как бы не так. Об этом упомянул и глава Комитета начальников штабов ВС США генерал Джозеф Данфорд: «У Ирана и России – разные долгосрочные цели в Сирии. Не будет ошибкой предполагать, что эти страны даже будут конкурировать друг с другом». Недавно этому пришло весомое подтверждение в виде первого в истории визита короля Саудовской Аравии в Россию. Среди многомиллиардных контрактов особенно важно отметить военный – на гигантскую сумму в 3,5 млрд долларов.

По косвенной информации, Саудовская Аравия закупает у России сразу четыре дивизиона зенитных ракетных комплексов С-400. Кроме того, на территории аравийского королевства будет создано производство тяжёлых огнемётных систем ТОС-1А «Солнцепёк», противотанковых ракетных комплексов «Корнет-ЭМ», гранатомётов АГС-30, автоматов Калашникова АК-103 и патронов к ним. Понятно, что весь этот арсенал российской военной техники в руках саудитов отнюдь не нравится ни Ирану, ни сирийскому правительству Асада. Получается примерно такая же ситуация, что на Южном Кавказе. Там Россия находится в военном союзе с Арменией, имеет военную базу на её территории, но при этом поставляет оружие в огромных масштабах главному врагу Еревана Азербайджану.

Как выразился на днях Путин, «Россия с уважением относится к национальным интересам Ирана, но национальные интересы есть также и у России, Турции, Саудовской Аравии». Усиление иранского влияния по всему региону не может понравиться ни Турции, ни другим, ещё более влиятельным партнёрам России – Израилю и Саудовской Аравии. Не говоря уже о том, что друзья Ирана не могут рассчитывать на дружбу с США… По конфиденциальной информации, Кремль готов пожертвовать Асадом, если он станет мешать выстраивать сотрудничество с Саудовской Аравией, Израилем, Турцией и США. В этом и состоит отличие российского и иранского курсов в Сирии. Арабский эксперт по проблемам России, профессор Абд-ур-Расул Дэвсалар отмечает: «Ближний Восток не является для России приоритетом в её внешней политике, а представляет собой лишь средство для достижения более глобальных целей – возвращения статуса сверхдержавы в мировой политике и более весомой роли в формировании регионального порядка в Европе.

В то же время для Ирана Сирия – один из жизненно важных приоритетов внешней политики. А значит, и сохранение власти Асада». Сирия расколется на несколько «зон влияния»? Как видите, «в товарищах согласья нет». А значит, весьма велика вероятность того, что постсочинский мир, как и постъялтинский, будет выстроен на расколе региона на разные сферы влияния. Сейчас реально территория Сирии расколота на несколько областей. Первые контролирует власть. Другие – три крупных анклава – удерживают повстанцы. Третий анклав находится под контролем Турции. Наконец, часть страны на востоке держат боевые отряды под руководством курдов, пользующихся американской поддержкой.

По некоторой информации, вполне возможно, что дело закончится подписанием секретных протоколов, по которым Россия, Турция и Иран как бы разделят Сирию на три зоны влияния. Асад, дескать, останется формально у власти, но она будет лишь номинальной. Турцию, например, устроила бы оккупация ею северо-запада Сирии. Это устраняет курдскую угрозу, поскольку Турция сама окружит в таком случае курдские территории с севера, запада и юга. Россию устроил бы контроль за алавитским районом, где уже достигнута договорённость о российских военных базах. Но ещё есть Иран, который изрядно приложил руку к победе, в том числе жертвуя своими солдатами. По данным британской разведки, в сирийской провинции Дамаск уже строится первая иранская военная база за рубежом. Эта база может стать для Асада одной из главных гарантий обеспечения его личной безопасности.

Впрочем, и этот сценарий не предрешён. Саудовская Аравия категорически против иранской базы и опирается в Сирии на действующую в районе Восточной Гуты под Дамаском группировку вооружённой оппозиции «Джейш аль-Ислам» («Армия ислама»), которую Москва считает «умеренной». Да и Вашингтон, по источникам СМИ, намерен сохранить военное присутствие на севере Сирии.

По слухам, США хотели бы использовать аэропорт Румейлан в северо-восточной провинции на самой границе с Ираком как полноценную американскую базу. Так что «холодная война» неизбежна, и ещё надо постараться, чтобы она опять не переросла в «горячую»…

Источник: versia.ru

БУДЬТЕ ПЕРВЫМ КОММЕНТАТОРОМ В "Как Россия, Турция и Иран будут делить Сирию?"

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*