Роль газеты «Экинчи», в процессе модернизации азербайджанского общества, во второй половине XIX века


«Денег не было, наборщиков не было, библиотеки не было, шрифта не было, практики не было. И читателей было, не более 100-200 человек».

 Гасан бек Зардаби

Крестьянская реформа 1861 года стала одним из ключевых событий, в России второй половины XIX века. Она «способствовала развитию рыночных отношений, росту городов и промышленности. Периодическая печать из атрибута состоятельных слоев общества превращалась в прессу грамотных. Появился новый массовый читатель — купцы, ремесленники, чиновники. Возросла роль газеты как более оперативного и доступного широкому кругу читателей органа печати» (1). Промышленный бум охвативший Российскую Империю, отразился и на бывшем тогда губернским центром городе Баку. Всё более возрастающая значимость нефти превратила его, в один из мировых центров энергетической промышленности, обеспечив тем самым приток иностранного и российского капитала в город. Развитие капиталистических отношений в азербайджанском обществе, привело к укреплению культурных, экономических, социальных связей внутри него. Логическим завершением этого процесса стал, новообразовавшийся слой городской, азербайджанской буржуазии, которая уже на стыке 60-70 годов второй половины XIX века, оказавшись под сильным влиянием идей европейского просвещения, начала активно обсуждать возможности реформ в сфере образования, законодательства, культуры и т. д. На этой волне постепенно стала формироваться национальная печать, на азербайджанском языке, где образованные слои населения (в первую очередь интеллигенция), получили свою «Платформу» и возможность освещать проблемы по вышеназванным направлениям. Первым таким изданием можно считать газету «Экинчи» (Сеятель), сумевшую объединить вокруг себя, всех прогрессивно мыслящих азербайджанцев своего времени. Идейным вдохновителем и человеком, решившим взяться за её издание, был Гасан бек Зардаби (Меликов) «выпускник физико-естественного факультета Московского университета» (2). Кажущийся на первый взгляд, не естественным поступок Гасан бека, объяснялся тогда широкостью проблем ждущих своего разрешения, с одной стороны и малым количеством людей готовых их решать с другой. Как позже писал другой выдающийся представитель общественно-политической мысли Азербайджана А. М. Топчибаши «окружавшая их жизнь нуждалась во всех лучах света, во всех цветах солнечного спектра» (3).

Гасан бек Зардаби

Перед тем как перейти к более подробному описанию становления и деятельности «Экинчи», стоит сказать пару слов о правительственных газетах, «Тифлисские Ведомости» (1828-1832) и «Закавказский Вестник» (1837-1855), в разные периоды своего существования, выпускавшие материалы на азербайджанском (тюркском) языке в качестве приложения к свои основным выпускам. Следует отметить что информация, затрагивающая социокультурные особенности Азербайджана, в обеих из них строго подбиралась и была в основном официально-административного характера. Но самое главное, они не были всецело посвящены проблемам азербайджанского общества (4). Также известно, что «еще за пять лет до появления “Экинчи” в Баку на русском языке издавалась газета “Бакинский Листок”» (5). Издателем и редактором газеты был учитель немецкого языка Бакинской реальной гимназии Христиан Цинк. Где, он также намеревался печатать статьи на азербайджанском языке. Но, воплотить эту идею в реальность, он так и не смог, а вскоре газета и вовсе закрылась (6).

Началом истории создания первой азербайджанской газеты по праву можно считать 1875 год. Именно в этот год, «22 июля 1875 года увидел свет первый номер газеты «Экинчи», заложившей основу национальной прессы в Азербайджане» (7). Гасан бек прекрасно видел и осознавал безнадёжное положение общества в котором, он жил. В таком случае, как он сам потом писал, у него «не осталось иного выхода, как издавать газету» (8). Сразу стоит сказать, что (ввиду препятствий политико-административного характера) Зардаби потребовалось 2 года, чтобы получить разрешение, на её издание. Но даже получив разрешение, она была строго ограничена, в своих рамках. Газете не разрешалось содержать статей «политической направленности», освещать только вопросы «местного быта, сельского хозяйства» (9). Другая важная преграда, стоявшая перед Зардаби была отсутствие «тюркского» шрифта. Этот пробел был восполнен, благодаря помощи многочисленных азербайджанцев занятых, торговлей книг и издательством в Стамбуле «на знаменитом переулке Баби-Али» (10). За не имением же собственной типографии, Гасан бек пользовался услугами типографии Бакинской Губернии (11). Большую роль, в появлении на свет «Экинчи» сыграл тогдашний генерал-губернатор Бакинской Губернии, генерал-майор Дмитрий Семёнович Старосельский, благосклонно относившийся к идее создания газеты, просвещающей население в вопросах земледелия и нужд мусульман. Ему же принадлежит идея названия газеты. Зардаби, по этому поводу писал «После того как я высказал ему своё предположение, он (Старосельский) посоветовал мне назвать газету »Сеятель». …и обязался стать её цензором» (12). Финансовые проблемы, также ставили под угрозу существование газеты. Помогали Гасан беку в этом вопросе, брат известного Азербайджанского просветителя А. А. Бакиханова генерал-майор А. Б. Бакиханов, М. Ф. Ахундзаде, который приветствовал, намерение Зардаби издавать газету на родном языке, пообещав всячески способствовать «увеличению количества её подписчиков» (13). В очередной раз свою помощь оказал генерал-губернатор Старосельский «приказав сельским начальникам, чтобы они обязали сельских «йузбашы», подписаться на газету. Так появилось ещё 300 подписчиков и ещё 900 рублей», вместо изначальных 100 подписчиков и 300 рублей (14).

Выход первого номера «Экинчи» вызвал широкий отклик, не только среди азербайджанцев, но и во всех концах империи. Поздравления в адрес Зардаби начали приходить из «Омска, Тюмени, Чистополя, Оренбурга, Уфы, Поволжья, Крыма» (15). Не мало было и негативных отзывов. Жена Гасан бека, Ганифа ханум Абаева-Меликова писала, что в «…большинстве случаев осуждения в форме ругательств, не поддающиеся никакой критике оскорбления, брань и угрозы, сыпались на его голову как ливень. Но, на самом деле, этого и желал Гасан бек. …Газета привела общество в движение» (16). Такая резкая реакция, консервативно настроенных мусульманских кругов, была не случайной. Начиная с самых первых номеров, она призывала мусульман стремиться к просвещению, а не стоять на месте «требуя положить его нам в рот и прожевать» (17). Круг вопросов, обсуждаемых газетой был широкий, от «состояния школьного дела до крестьянского землепользования и земледелия. …активно ратовала за создание светской системы образования на родном языке, защищала идеи социального прогресса» (18). В «Экинчи», обсуждались причины отсталости мусульман и возможные пути, его преодоления. В одном из поздних публикаций газеты, поэтому говорилось что «Мы не раз говорили о растущем, по сравнению с мусульманскими народами, прогрессе европейских народов и его причинах. Главная из них, безусловно, в преобладании там научного образования. Другая причина заключается в духовной свободе, существующей в Европе. Насколько европейские народы, как и мы, прежде были далеки от нее и отстали, настолько теперь они в этом смысле ушли далеко вперед.  …из-за отсутствия на Востоке свободы духа мы отстали от европейских народов, и пока это будет продолжаться, мы не сможем двигаться вперед по пути прогресса» (19). Поэтому газета подвергала жёсткой критике всех тех, кого, она считала ответственной, за такое положение дел «невежественные муллы, алчные помещики, беки-самодуры, продажные власти на местах» (20). Сильно доставалось духовенству, которую авторы газеты обвиняли в «погружении мусульман во тьму» и сознательном разжигании «противоречий между шиитами и суннитами» (21).

Другим очевидным водоразделом между Зардаби и его оппонентами был языковой вопрос. Он и его единомышленники старались издавать газету на доступном простым людям языке. Избегали, использования большого количества парсизмов и арабизмов, что вызывало «недовольство определенной части образованных лиц, привыкших писать и читать на персидском языке» (22). Зардаби призывал издавать научные книги на азербайджанском языке, адаптации к азербайджанскому языку изданных в Стамбуле научных книг (23).

Время шло и несмотря на все усилия удерживать газету на плаву, с каждым днём это становилось всё сложнее и сложнее. Причин этому было как минимум три. Во-первых, газета работала себе же в ущерб. Экземпляры «раздавались и рассылались бесплатно, чтобы люди привыкли читать газеты» и уже к концу 1875 года убытки составили 500 рублей (24). К началу 1876 года, количество подписчиков возросло до 600 человек, а к весне газета стала выходить раз в неделю, но финансовые потери продолжали расти и к концу года финансовые потери составили 1000 рублей (25).  Во-вторых, сказывалась атмосфера русско-турецкой войны, всё труднее становилось печатать новости, связанные текущим конфликтом (тогда как спрос читателей, на новости с полей сражений продолжал только расти), количество подписчиков начало падать, за самим Гасан беком был установлен полицейский надзор (26). Масла в огонь подлил поступок наборщика Минасова. Оклеветав газету в протурецких симпатиях, он пытался «раскрыть глаза губернатору на «подтекст» одной из публикаций. Поводом послужила статья Наджаф бека Везирова об одном дервише, который пел касыды, призывая к изучению наук» (27). К слову новый цензор, в лице Бакинского вице-губернатора А. Ю. фон дер Брюгге (в отличии, от Старосельского, уехавшего к тому моменту) не особо жаловал Зардаби и потребовал, чтобы газету перепечатали. Гасан-бек отказался, «тогда губернатор распорядился напечатать новый номер газеты, за подписью Гасан-бека. Ему вновь пришлось протестовать против того, чтобы газета выходила без его ведома, но с его подписью. Дело, в конце концов, закончилось закрытием газеты (после этого вышло всего два номера газеты) и практически высылкой Зардаби из Баку» (28). В последнюю очередь, как бы неприятно это было осознавать, но к закрытию издания приложили свою руку, противники газеты из числа «своих», доносы не прекращались. Спустя много лет после возвращения из родного села Зардоб, обратно в Баку, Гасан бек писал «Враги мусульман, которые при Старосельском были бессильны, со всех сторон набросились на «Экинчи», стараясь добиться его закрытия» (29).

29 сентября 1877 года издание газеты было остановлено. За два с небольшим года своего существования, вышло всего 56 номеров газеты. Она сумела объединить вокруг себя, действительно выдающихся личностей того времени. Помимо самого Зардаби, в работе над газетой участвовали или сотрудничали с ней, такие прогрессивно мыслящие люди как: Мирза Фатали Ахундзаде, Наджаф бек Везиров (ученик Зардаби), Сеид Азим Ширвани, Аскер ага Герани (тоже ученик Зардаби), Алекпер Гейдари ид. Благодаря их тяжёлому (по сути бесплатному) труду, был заложен фундамент Азербайджанской журналистики. Ждать пришлось недолго, пример «Экинчи» вызвал к жизни, целый ряд других изданий на родном языке («Зия» 1879-1880, «Кешкюл» 1883-1891 ид). На страницах, которых посреди, социальных, экономических, культурных тем, начала циркулировать проблема «этнической» и «национальной» самоидентификации. Азербайджанским интеллектуалам предстояло ответить на серьёзный вопрос, который они же сами перед собой поставили. На вопрос, «Кто мы?».

Правдивые слова Гасан бека «услышали и восприняли» (30).

Автор: Фарид Мургузов

Использованные Источники:

  • Галина Онуфриенко. Корни Четвёртой власти, Российская Газета, 06.08
  • Балаев А. Г. Азербайджанская нация: основные этапы становления на рубеже XIX-XX вв. М.: ООО «ТиРу», 2012. – 403 с. (стр. 151)
  • Там же
  • A. Vəliyev. Azərbaycan mətbuatı tarixi (1875-1920) Bakı «Elm və Təhsil», 2009 – 296 səh (səh. 4-7)
  • А. Мамедов. «Бакинский Листок», Газета Зеркало, 04. 02
  • Там же
  • Балаев А. Г. Азербайджанская нация: основные этапы становления на рубеже XIX-XX вв. М.: ООО «ТиРу», 2012. – 403 с. (стр. 152)
  • A. Vəliyev. Azərbaycan mətbuatı tarixi (1875-1920) Bakı «Elm və Təhsil», 2009 – 296 səh (səh. 16)
  • Nəsib NƏSİBLİ. HƏSƏN BƏY ZƏRDABİ: ÖRNƏK ŞƏXSİYYƏT, ÖRNƏK FİKİRLƏR, Karabakhmedia.az, 2015. 11. 09
  • A. Vəliyev. Azərbaycan mətbuatı tarixi (1875-1920) Bakı «Elm və Təhsil», 2009 – 296 səh (səh. 16)
  • Там же
  • Там же
  • Там же и (səh. 20-21)
  • Р. А. Бадалов. Человек из Зардоба: документальная фантазия для кино — Баку, Qanun Nəşriyyatı, 2013, 224 стр. (стр. 171)
  • Nəsib NƏSİBLİ. HƏSƏN BƏY ZƏRDABİ: ÖRNƏK ŞƏXSİYYƏT, ÖRNƏK FİKİRLƏR, Karabakhmedia.az, 2015. 11. 09
  • Там же
  • Əkinçi. 1875-1877. Tam mətni. Bakı, “Avrasiya Press”, 2005, 496 səh. (səh. 67-68)
  • Балаев А. Г. Азербайджанская нация: основные этапы становления на рубеже XIX-XX вв. М.: ООО «ТиРу», 2012. – 403 с. (стр. 153)
  • Əkinçi. 1875-1877. Tam mətni. Bakı, “Avrasiya Press”, 2005, 496 səh. (səh. 333)
  • Балаев А. Г. Азербайджанская нация: основные этапы становления на рубеже XIX-XX вв. М.: ООО «ТиРу», 2012. – 403 с. (стр. 153-154)
  • Там же
  • Балаев А. Г. Азербайджанская нация: основные этапы становления на рубеже XIX-XX вв. М.: ООО «ТиРу», 2012. – 403 с. (стр. 156)
  • Əkinçi. 1875-1877. Tam mətni. Bakı, “Avrasiya Press”, 2005, 496 səh. (səh. 128)
  • Р. А. Бадалов. Человек из Зардоба: документальная фантазия для кино — Баку, Qanun Nəşriyyatı, 2013, 224 стр. (стр. 171)
  • Там же
  • Р. А. Бадалов. Человек из Зардоба: документальная фантазия для кино — Баку, Qanun Nəşriyyatı, 2013, 224 стр. (стр. 172)
  • Р. А. Бадалов. Человек из Зардоба: документальная фантазия для кино — Баку, Qanun Nəşriyyatı, 2013, 224 стр. (стр. 181-183)
  • Там же
  • Əkinçi. 1875-1877. Tam mətni. Bakı, “Avrasiya Press”, 2005, 496 səh. (səh. 16)
  • Əkinçi. 1875-1877. Tam mətni. Bakı, “Avrasiya Press”, 2005, 496 səh. (səh. 5)

БУДЬТЕ ПЕРВЫМ КОММЕНТАТОРОМ В "Роль газеты «Экинчи», в процессе модернизации азербайджанского общества, во второй половине XIX века"

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*