Сирил Виддерсхофен: Арабским станам следует разработать более привлекательные инвестиционные законы и положения


Страны Ближнего Востока на данный момент страдают от резкого снижения цен на нефть, как например, Саудовская Аравия, в то время как Турция и ряд других стран региона страдают от политической нестабильности. Каковы экономические перспективы у этих стран, и какие пути выхода есть из этой ситуации? Об этом мы поговорили с  Dr. Cyril Widdershoven, давним обозревателем мирового энергетического рынка. В настоящее время, он занимает должность консультанта, по Ближнему Востоку и сектору энергетики, при международных аналитических центрах в Нидерландах, Великобритании и США.

Власти Саудовской Аравии заявляют, что они намерены сократить добычу нефти в октябре на 350 тысяч баррелей в день. Как вы считаете, окажет ли эта мера существенное влияние на мировой нефтяной рынок?
— Прежде всего, я считаю что саудовцы говорили о том что сократят производство на 350 тысяч баррелей по причине того что в настоящее время они производят до 9.8-9.9 миллионов баррелей и намерены уменьшить производство ещё на 350 тысяч. Окажется ли этот шаг эффективным? На данный момент нет надобности в отказе от дополнительной нефти, и  он не окажет большего положительного эффекта на рынок. Дело в том, что мировое перепроизводство нефти и газа почти соответствует спросу, цены будут стабильны, а могут и вырасти в предстоящий период. Ожидается, что до конца 2017 года цены вырастут до 55$-60$ за баррель. Сейчас основной проблемой являются ураганы в США. Окажут ли они влияние? Да, в принципе они окажут влияние на производство нефти и газа, так как они его частично приостановили, но с другой стороны они повлияют и на спрос в США ввиду закрытия местных предприятий. Закрытие местных предприятий вкупе со снижением спроса потребителей в регионе форсирует уменьшение потребности в нефти и нефтепродуктах во Флориде и Мексиканском заливе в ближайшие месяцы. Однако, аналитикам нужно будет оценить, насколько существенно снизился спрос на нефть, наблюдая за поставками нефти и нефтепродуктов. В случае приблизительного равенства цены на нефть будут продолжать расти, ведь рынок станет осознавать, что спрос и предложение достигают паритета. Смотря на общую ситуацию, за событиями в Ираке (Курдистане), Иране, Нигерии, Венесуэле России или Азербайджане, неизменно следует рост цен на нефть. Если ОПЕК и саудовцы хотят повышения цен на нефть, они должны сохранить производство и экспорт на нынешнем уровне. В конце концов, выжидательная тактика принесет ОПЕК, Саудовской Аравии и России ожидаемые дивиденды. Но для того чтобы оказывать реальное влияние на рынок им следует постараться придти к соглашению по поводу экспорта не только сырой нефти, но и нефтепродуктов. Если они заявят что не будут экспортировать бензин и дизельное топливо из регионов ОПЕК, вы увидите что дефицит нефти в США и Европе резко возрастет.

Ближний Восток и Северную Африку лихорадит, пожалуй, с момента начала «Арабской Весны». Это отпугнуло многих иностранных инвесторов. В частности инвесторы либо уходят, либо занимают выжидательную позицию в таких крупных странах региона как Египет и Турция. Как вы считаете, что должны сделать власти стран MENA чтобы вернуть доверие прежних инвесторов и привлечь новых?

— Нестабильность в регионе сильно преувеличена. Возьмем, к примеру, нестабильность в Египте, Саудовской Аравии, ОАЭ и Турции, в реальности на улицах этих стран почти ничего не происходит, хотя в новостях и по телевизору сообщают о террористических атаках, взрывах и беспорядках. По этой причине международные инвесторы не имеют реального представления о происходящем и, часто, их оценка основывается на предположениях и сообщениях СМИ. В настоящее время обстановка в этих странах, даже в Катаре, относительно спокойная. Исключениями являются Ирак, Ливия и Сирия. Положение в области безопасности в этих странах почти непоправимо, по причине внутренних беспорядков, гражданских, марионеточных войн, а также войн на религиозной почве, происходящих каждый день. Потенциально наиболее актуальной темой является голосование за независимость Курдов, вследствии текущих событий в регионе и позиции занятой основными региональными участниками (Ираном, Турцией и Ираком), которая может привести к развалу, и без того хрупкой, государственности в этом регионе. Результатом может стать противостояние Суннитов и Шиитов или всеобщая военная конфронтация включающая противостояние США и России и, возможно, Израиля.

Также основной проблемой является то, что в большинстве арабских стран и Иране слишком строги законы и положения об инвестициях. В настоящее время, при занятии бизнесом в этих странах, вам необходим посредник для работы на внутреннем рынке. Для устранения этого препятствия арабским властям следует разработать более привлекательные инвестиционные законы и положения, проанализировать цели Saudi Arabia’s Vision 2030 или подумать над либерализацией экономики в Турции и Египте. Эти изменения, несомненно, привлекут необходимые инвестиции и ПИИ в ненефтяной сектор. Положения о частной собственности, полностью принадлежащей иностранным владельцам или либерализованные законы об импорте, несомненно, посодействуют этому. Касаясь нефтегазовых инвестиций, Египет, Саудовская Аравия, Турция, ровно как, и Азербайджан, либерализовали нефтегазовый сектор, благодаря чему местные и международные инвесторы могут расширять свою деятельность.

Им также следует предоставлять возможности экспорта объёмов нефти и газа. Взгляните на Египет, большое количество производимого объёма должно продаваться в Египте по местным рыночным ценам, которые значительно ниже мировых. Если заставить инвесторов в этих странах продавать нефть по местным ценам, у операторов возникнут проблемы. Инвесторы скажут, что риск инвестиций выше, особенно смотря на их ВОИ. Чтобы способствовать многомиллиардным инвестициям в нефтегазовый сектор или сектор энергетики и водных ресурсов, потребность в стабильно большом доходе неизбежна для обеспечения последнего. Продавая на мировом рынке, гораздо легче оправдать вложения, снизив, при этом, уровень риска.

В то же время инвесторы и операторы будут остерегаться политических систем, находящихся под угрозой. Политическая нестабильность, с вероятностью смены режима или гражданских войн, является весомым фактором риска в процессе принятия решения по инвестиционным вопросам. Арабская весна, сирийский кризис, противостояние между альянсом, возглавляемым Саудовской Аравией, и Ираном (и Катаром) равно как и рост экстремизма являются факторами, которые следует принять в расчет. Продолжающаяся борьба Египта против организаций «Братья Мусульмане» и «ИГИЛ» на Синайском полуострове, нестабильность в Ливии и финансовый кризис негативно отражаются на Египте. Продолжающийся конфликт между партией Эрдогана «ПСР» и «Движением Гюлена» также отпугивает инвесторов. Возможный разрыв отношений с Европой (или «НАТО») вкупе с расширением сотрудничества с Россией и Ираном также, в настоящее время, становится серьезным препятствием. Позиция Эрдогана по вопросу Гюлена может затронуть вашу деятельность в Турции, без всякого предупреждения. Турецкие СП и клиенты могут быть бесцеремонно выведены из бизнеса, в случае связи с Гюленом. Если вашу деятельность могут приостановить в любой момент, никаких инвестиций сделано не будет. В Саудовской Аравии ситуация прямо противоположна. Эта страна всегда была закрытой, без возможности инвестирования со стороны, а также владения активами или предприятиями. В настоящее время Vision 2030 под началом наследного принца Саудовской Аравии Мухаммеда бен Салмана в корне изменило ситуацию. Уже несколько месяцев как появилась возможность владеть своей собственной компанией в Саудовской Аравии. Это упростило ситуацию. Политико-экономическая ситуация в Саудовской Аравии относительно спокойна, по сравнению с Египтом и террористическими атаками в Каире или Турцией с Эрдоганом, Гюленом и ПКК. В основном, инвесторам требуется только стабильная политико-экономическая ситуация для работы, такая как, например, в Германии или Нидерландах, исключающая какие-либо кризисные ситуации. Другие страны, например Саудовская Аравия, Турция, Алжир, ОАЭ, Россия и Египет привлекают инвесторов своими природными ресурсами и региональной позицией, однако это сопряжено с определенными рисками. К примеру, инвестирование в Россию до сих пор считается большим риском, что является основной причиной того что инвесторы очень осторожны при ведении дел в этой стране.  До тех пор пока есть риск смены руководства, сдерживающие факторы также будут иметь место. Тем не менее, там всегда найдутся инвестиции из-за более высоких, по сравнению с другими секторами экономики, доходов. В Саудовской Аравии себестоимость барреля составляет 8$, в ОАЭ 15$, соответственно маржа очень велика, что позволяет всегда выгодно продавать нефть, независимо от рыночных цен.

И возвращаясь к Саудовской Аравии, наследный принц Саудовской Аравии Мухаммед бин Салман, обещает избавить экономику королевства от нефтяной зависимости. В стране даже разработан масштабный и амбициозный план. Как вы считаете, удастся ли саудовцам воплотить его в жизнь?

— Мой ответ – да. Успеют ли они до 2030-го года? Нет. Я ответил “да” потому что они вынуждены это сделать, ведь, в конце концов, запасы нефти иссякнут, возможно, в 2050-м или 2080-м, никто точно не знает. Королевство имеет запасы нефти до 2050-го года, и время от времени обнаруживаются новые резервы. Однако теперь добыча нефти и газа не приносит крупных дивидендов как раньше. Саудовская Аравия нуждается в крупных инвестициях в ближайшие десятилетия, так как 60% саудитов младше 18-ти лет. Поэтому в ближайшие десять лет им будет нужно создать порядка 6-ти миллионов дополнительных рабочих мест. В настоящее время у саудитов есть два варианта, один из которых выгонять иностранцев, что они и делают, настаивая на том, чтобы работники из Индии, Пакистана, Малайзии и Бангладеша покинули страну. Однако, как и в Европе, тут никто не хочет выполнять грязную работу, саудиты не собираются строить здания в 50-ти градусную жару. Теперь им нужно создать рабочие места для 6-ти миллионов саудитов. Для этого необходимы инвестиции, в размере 2-4 триллионов долларов США. Прежде всего, они продолжат добывать нефть и газ в больших объемах, получая прибыль еще и путем инвестирования в нефтехимию. Во вторых, они будут все больше инвестировать в сектора, не связанные с нефтегазовой отраслью, например в сектора высоких технологий, финансовых технологий, химической продукции, туризма, информационных технологий, образования и сельскохозяйственного производства. Будет ли этого достаточно для создания 6-ти миллионов дополнительных рабочих мест? Вот в чём вопрос. Создадут ли они 2-3 миллиона рабочих мест? Да. Но будет очень трудно достичь отметки в 6 миллионов. Будет ли работа также высоко оплачиваться? Никогда. Молодые и высокообразованные саудиты должны будут понять, что мир изменился, и они должны сначала работать, а уже потом думать о зарплате, нежели получать заработок, а уже потом собираться работать.

Другой вопрос, что их нужно просвещать в сферах, необходимых им в дальнейшем, нет нужды в шести миллионах выпускников знающих Коран и Ислам. Зато нужны шесть миллионов выпускников изучивших машиностроение, И.Т., сферу высоких технологий, медицину, политику, равно как и историю, потому что если ты больше не основной производитель нефти в мире, твоя позиция на мировой арене однозначно изменится. Они признали это, заявив, что для претворения в жизнь необходимых изменений потребуется больше 5-8 лет. Неделями ранее правительство Саудовской Аравии заявило, что первому этапу “Vision 2030” “NTP” – Национальной Программе Преобразования, потребуется ещё несколько лет для завершения.

С другой стороны многое будет зависеть от успешности IPO “Saudi Aramco”. Если IPO увенчается успехом, каждый, у кого есть деньги, захочет отправиться в Саудовскую Аравию. Но это не самое подходящее время. Если IPO “Saudi Aramco” увенчается успехом, я думаю, прибыль от 2-х до 6-ти триллионов долларов станет козырем в руках саудитов. Каждый захочет получить кусок пирога и в итоге саудиты используют эти инвестиции для диверсификации и укрепления своей внутренней экономики и расширению влияния на мировом рынке. Они уже владеют многим, являясь крупнейшими инвесторами Facebook, Twitter, Uber и т.д. Саудовский фонд национального благосостояния Публичный Инвестиционный Фонд станет основным получателем не только от Aramco IPO, но и от последующих ста IPO. Могущественное положение королевства больше не будет основываться на том, что они являются крупнейшим экспортером нефти, но будет связано с национальными и международными инвестиционными программами. Время страны-экспортера нефти подошло к концу, они вступают в 21-й век в полной готовности.

БУДЬТЕ ПЕРВЫМ КОММЕНТАТОРОМ В "Сирил Виддерсхофен: Арабским станам следует разработать более привлекательные инвестиционные законы и положения"

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*


Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.