Вербовка смертников. Как это делает ИГИЛ?


Террорист из Манчестера. За ним стоит целая иерархическая лестница из вербовщиков, активистов, инструкторов по использованию взрывчатых веществ, глав ячеек и идеологов-проповедников джихадистского терроризма. Они способны отдавать приказы об убийстве, проходящие даже через нашу страну.

В ходе международных расследований самых кровавых терактов ИГИЛ начинает вырисовываться картина того, как функционирует и из каких деталей состоит глобальная машина массовых убийств, способная запустить работу отдельных террористов от Ближнего Востока до Северной Африки, от Европы до Соединенных Штатов Америки. Эти расследования вызывают споры, из них стали известны лишь первые результаты, в которых представлена террористическая сеть, способная сформировать систему: это не волки-одиночки, не разрозненные террористы-импровизаторы, а целая стая потенциальных смертников, скрывающихся по всему Западу, готовых приступить к действию по дистанционной команде.

Именно эти открытия следствия объясняют среди прочего, почему два американских федеральных прокурора с командой спецагентов ФБР в середине июля понеслись в Италию допрашивать 28-летнего парня, арестованного в Турине, задавая ему вопросы об организаторах взрыва в Манчестере. Тот теракт стал одним из самых страшных массовых убийств, организованных ИГИЛ на Западе: 22 убитых и 116 раненых после взрыва бомбы, подорванной английским смертником 22 мая этого года в толпе подростков, выходивших с концерта известной певицы.

Туринец, американец и человек-бомба

Мунир Эль Ауаль, по прозвищу Мидо, 28-летний уроженец Марокко, въехавший в Италию в 2008 году без вида на жительство, принятый и воспитанный ни о чем не догадывавшейся туринской пенсионеркой, уже четыре месяца сидит в тюрьме: его подозревают в том, что он — сторонник и пропагандист так называемого Исламского государства.

Расследование по делу Мидо началось в связи с перехваченным в 2016 году Соединенными Штатами телефонным разговором. Американские полицейские обнаружили, что этот итальянский марокканец втайне от всех своих друзей и родственников в течение нескольких месяцев руководил коммуникационным каналом ИГИЛ, анонимной линией с крайне ограниченным доступом, используемой для вербовки через интернет и радикализации тысяч джихадистов. А также для организации террористических актов.

В центре американского расследования оказался таинственный техасец: его зовут Саид Аззам Мохамад Рахим, он происходит из иорданской семьи, но родился и вырос в Соединенных Штатах. Этого американского гражданина вне подозрений в марте этого года прокуратура штата Даллас обвинила в том, что он является вербовщиком ИГИЛ. В Турине во время допроса Мидо те же самые американские следователи выяснили, что этот техасский джихадист сегодня подозревается в том, что был «одним из организаторов теракта в Манчестере».

Доказательства пока не раскрываются, но в обвинительном акте, уже оформленном в Далласе, приводится один перехваченный разговор, за который его и привлекают к суду. 28 августа 2016 года. До теракта в Манчестере еще далеко. Рахим начинает секретный чат в мессенджере Zello. Участвовать в нем могут всего пять человек. Один из них — Мидо, но он ничего не пишет. Первым в разговор вступает проповедник, которого почтительно называют «шейхом», с ним советуются, потому что он имеет право диктовать линию ИГИЛ. Молодому человеку в чате приходится перебить его, и он просит за это прощения: «Шейх, я живу в Манчестере в Великобритании. Я живу среди немусульман, я нашел вместе с ними работу. Их можно убивать? Их дозволено убить бомбой?»

Шейх, говорящий от имени ИГИЛ, вполне вероятно, что из Сирии, отвечает фразой из Корана: «Убивай всех многобожников вместе». Религиозное позволение, легитимизация массового убийства. В этот момент в беседу вступает «американец» Рахим с многословным призывом к насилию, кульминацией которого являются слова: «Да благословит тебя господь. Я обращаюсь к юноше из Манчестера: да, убей их! Не проявляй сочувствия к мирным жителям: иди и убей!»

Техасец, как и сам Мидо в других беседах с джихадистами, воюющими в Сирии, многократно повторяет пресловутое воззвание сирийского «шейха» Мохамеда Аль-Аднани, представителя и исполнителя приказов иракского калифа Абу-Бакра Аль-Багдади, дающего приверженцам ИГИЛ добро на убийство мирных граждан на Западе любыми средствами.

Американский обвинительный акт слово в слово расшифровывает текст послания об интернете, распространенного Аль-Аднани 21 сентября 2014 года, чтобы доказать, что техасский джихадист повторяет те же самые слова: «Убивайте американских и европейских неверных, в том числе граждан тех стран, которые вступили в коалицию против ИГИЛ. Убивайте их любыми средствами: разбивайте им голову, закалывайте ножами, сбивайте своим автомобилем, душите, отравляйте…» 30 августа 2016 года Аль-Аднани был уничтожен американским беспилотником, но его смертный приговор продолжает распространяться в интернете.

В беседе, перехваченной в мессенджере Zello, никто не произносит имен начинающего английского террориста и наставляющего его шейха. Однако речь уже идет о Манчестере и бомбе. Американские следователи сегодня убеждены, что Мидо, до сих пор задержанный в Италии, может утаивать важную информацию об этом теракте. Не как соучастник, а как свидетель — один из немногих, кто мог напрямую слышать сообщения ИГИЛ и планы о терактах. Во время допроса в Турине американские судебные представители были уверены в том, что он связан с терактом, но не уточнили, получил ли от техасца и шейха приказ об убийстве именно исполнитель преступления, 23-летний Салман Абеди, родившийся в Манчестере у родителей-ливийцев, или другой террорист из его ячейки. Безусловно, поиск соучастников и исполнителей теперь ведет в Ливию, страну, погруженную в хаос и имеющую множество связей с Италией.

Ливийский ужас

Манчестерский террорист Салман Абеди не был волком-одиночкой. В связи с терактом на концерте в Ливии были арестованы его отец Рамадан и его брат Хашем, который, по данным властей Триполи, дал признательные показания. Английское расследование подтверждает, что теракт готовился не менее года: Салман открыл в мае банковский счет, который использовался в дальнейшем только для покупки материала для бомбы.

Таким образом, 28 августа, когда был перехвачен диалог в Zello, террористическая ячейка уже действовала, ей оставалось лишь получить разрешение ИГИЛ.

Американские следователи в течение нескольких месяцев продолжают прослушивать этот интернет-канал, используемый (на разных уровнях секретности) более 10 тысячами начинающих джихадистов, скрывающихся за анонимными профилями. 16 декабря 2016 года Рахим из Далласа говорит о «братьях по вере, живущих в Турции». Он говорит, что они должны поклясться в покорности ИГИЛ и нанести удар не только по правящим кругам, но и «по гражданам, находящимся в городах, где много туристов, в портах или ночных клубах…» В новогоднюю ночь в Стамбуле киргизский террорист, который после ареста признается в том, что является членом ИГИЛ, убивает 39 мирных граждан в ночном клубе, большинство жертв — иностранные туристы. В этот момент в Далласе объявляется красный уровень тревоги. Рахим слишком опасен, и поток его сообщений необходимо срочно прервать. На рассвете 5 января полицейские из ФБР проводят у него обыск и изымают все компьютеры, мобильные телефоны и цифровые архивы. Сначала техасец все отрицает. Однако анализ его компьютеров не оставляет ему пути к отступлению. Через два месяца его арестовывают при попытке сесть в самолет в Иорданию, по мнению обвинения, чтобы попасть в сирийско-иракский халифат.

Прослушка ФБР и страшная последовательность событий между предполагаемыми разрешениями и последующими исполнениями по меньшей мере двух терактов передаются в Великобританию, Турцию и другие страны. Однако они фиксируют лишь последнее звено в цепи террора: предполагаемое одобрение действий исполнителей. О том, что ему предшествует, есть еще более страшные факты.

Манчестерский террорист использовал самодельное взрывное устройство, как происходит в большинстве случаев джихадистских терактов, но его бомба не была примитивной, ее изготовил человек, владевший профессиональными военными навыками. Он обучился им в джихадистском лагере — по данным расследования, в Ливии.

Даты заговора говорят сами за себя. В конце апреля Салман едет в Ливию, где встречается с отцом и братом. 17 мая он вновь улетает в Манчестер, где 22 мая подрывает себя среди подростков на концерте, отправив до этого денежный перевод и позвонив в последний раз брату Хашему, которого арестуют на следующий день, после чего он признается, что тоже является членом ИГИЛ. Два дня спустя в тюрьме оказывается их отец, который все отрицает.

В этом важном путешествии в Ливию, как выяснила газета New York Times, манчестерский террорист встретился с разными «оперативниками» ИГИЛ. Контакты и встречи происходили в Триполи и в районе Сабрата. В этом прибрежном городе, знаменитом своими руинами античного римского города, бригада ИГИЛ обустроила несколько тренировочных полигонов для джихадистов, эксперты называют эти места настоящими «фабриками террора», напоминающими старые афганские базы «Аль-Каиды» (запрещенная в РФ террористическая организация — прим. ред.). Отсюда, из этих лагерей с видом на море, за которым расположена Италия, вышли многие исполнители самых жестоких терактов последних лет.

Бригада убийц

Самый опасный учебный полигон для террористов открылся почти три года назад именно в Сабрате специальной колонной боевиков ИГИЛ. Это джихадисты с большим боевым опытом, их начальники сражались в Афганистане, Боснии, Чечне, Алжире или Ираке, когда ИГИЛ еще не существовало. С началом войны в Сирии бригада ливийцев под названием «Баттар» присоединилась к боевикам «черного халифата», заявила о себе жестокими действиями и военными навыками и оказалась по главе ударных частей ИГИЛ, которое использовало их как эскадрон смерти. В 2014 году стратеги халифата, чтобы избежать конфликтов за влияние, решили расформировать бригады, завербованные по национальному признаку: таким образом, даже ливийцы должны вербовать иностранцев. В бригаде «Баттар» оказываются по большей части франкоговорящие джихадисты: тунисцы, марокканцы, французы и бельгийцы. Ливийские ветераны превращают их в машину для убийств, и среди многих прочих сюда попал молодой житель Бельгии Абдельхамид Абаауд, ставший потом главой ячейки террористов, совершивших массовые убийства в Брюсселе и Париже, где его и ликвидировала французская полиция.

В период с 2014 по 2015 год, когда халифат достиг пика своего территориального могущества в Сирии и Ираке, бригада «Баттар», уже став международной, вернулась в Ливию. В пригороде Сабраты она создала военный лагерь с инструкторами, обучающими изготавливать бомбы и пояса шахидов, совершать нападения на места скопления людей, захватывать заложников, организовывать теракты, как подтверждают многочисленные джихадисты, арестованные в Ливии и Тунисе. Выпускниками этой ливийской фабрики террора, по мнению тунисских властей, стали джихадисты, совершившие теракты в Музее Бардо (где погибли четверо итальянских туристов) и устроившие бойню среди отдыхающих на пляже Сусса.

Первый лагерь ИГИЛ в Сабрате был разрушен год назад в ходе авиабомбардировок по приказу президента США Обамы. Десятки джихадистов тогда погибли, но многие другие сбежали и открыли новые учебные базы в непроходимых горах во внутренней части страны. Оттуда они продолжают вербовать и тренировать джихадистов, в том числе с Запада, таких как террорист из Манчестера.

С Италией Сабрату связывает не только географическое, но и историческое соседство. В бригаду «Баттар» вступили также джихадисты, годами жившие в нашей стране, где их арестовали и осудили по обвинению в международном терроризме. Их роль реконструировала полиция и прокуратура по борьбе с терроризмом в Милане после месяцев превентивной прослушки (она используется не для организации судебных процессов в связи с прошлыми преступлениями, а для предотвращения будущих терактов). Эти итальянские джихадисты, отсидев свой срок, экстрадируются из Италии и возвращаются на родину. Почти все они — уроженцы Туниса. После восстания, свергнувшего диктатуру, они оказываются на свободе по общей амнистии. Далее как минимум 11 из этих джихадистов, уже задерживавшихся в Италии, вступают в «Ансар-аль-шария», группу радикальных интегралистов, которая в 2012 году обращается к терроризму. Их «эмир» Сейфалла Бен Хассин, бывший лондонский салафит-проповедник, впоследствии оказывается убит американским беспилотником. Тем временем военное крыло тунисской группировки отправляется в новый священный военный поход, сначала в Сирию, а потом в Ливию. В частности в ИГИЛ вступили по меньшей мере шесть джихадистов из Италии — один ливиец и пять тунисцев.

Наше издание уже рассказывало их истории в августе 2014 года. Наиболее известный из них, Моэз Феззани, был арестован не так давно в Судане и теперь находится в заключении в Тунисе. По данным следователей из Милана, он был одним из главарей бригады «Баттар» в Сабрате, ставшей стартовой площадкой для терактов.

Италия также под прицелом

Анис Амри — террорист, устроивший теракт в Берлине (12 жертв, среди которых одна гражданка Италии), был убит в Сесто Сан-Джованни во время перестрелки с нашей полицией. 19 ноября 2016 года, за несколько минут до того, как угнать грузовик, на котором он въехал в толпу на рождественской ярмарке, он позвонил на мобильный телефон, локализованный в Ливии. Во время подготовки к теракту, по данным немецких следователей, он не раз звонил на один и тот же ливийский номер. Таким образом, берлинский террорист, которого в ИГИЛ назвали «нашим солдатом», получил разрешение из Ливии, а не из Сирии. В Италии он оказался только потому, что бежал: здесь у него не было подельников. При этом он был вооружен, а всю информацию с телефона уничтожил.

Стратегию террористов, угрожающую и Италии в том числе, прекрасно в общих чертах иллюстрирует интернет-беседа, начатая 28-летним Мидо, арестованным в апреле в Турине. Именно этот перехваченный разговор, как его определили наши судьи, «вызывающий тревогу», стал отправной точкой для расследования в Италии. 25 февраля 2016 года молодой человек из Турина (на данный момент известен только его псевдоним в интернете: ибн Давла, то есть сын ислама) разговаривает с техасцем из Далласа, также использующим для прикрытия вымышленное имя. Диалог приводится только в судебных актах. Мидо спрашивает у американца из ИГИЛ, можно ли, вместо того чтобы ехать сражаться в Сирию, «сделать что-то в Италии», не «настал ли момент». «Мне потребуются еще трое», — уточняет Мидо, потому что так у них будет «сила 15 человек». Его идея состояла в том, чтобы устроить «ножевое нападение». Ответ техасца не расшифровывается, но смысл диалога остается ясен.

ИГИЛ со своей уникальной способностью вербовки через интернет даже на Западе имеет тысячи сторонников. При таком положении дел, чтобы организовать массовое убийство, достаточно связать всю цепочку: шейх, который дает разрешение, активист, который остается вне подозрений, инструктор по дальнейшим атакам при помощи оружия или взрывчатки, а также надежный канал связи с ячейкой или с любым фанатиком, готовым принести себя в жертву.

Во время первых допросов после ареста Мидо отрицал, что планировал осуществлять теракты в Италии. Однако он подтвердил, что неоднократно разговаривал с техасским джихадистом, который впечатлил его своей «безумной» способностью вербовать джихадистов и давать им команды. Американским следователям Мидо рассказал, что, по мнению стратегов ИГИЛ, они находятся еще на первом этапе своей глобальной войны:

«Первыми врагами, которых необходимо уничтожить ради объединения всех мусульман в халифате, являются лживые сунниты и шииты. Настоящую войну с Западом еще только предстоит начать».

Его адвокат Франческо Фурнари (Francesco Furnari) заверяет, что молодой человек, слишком спешно перенявший радикальные взгляды, теперь столь же быстро дистанцируется от ИГИЛ — настолько, что обещает «сотрудничать с правосудием». Если эти слова будут подтверждены фактами, то благодаря своей ключевой роли в тайных коммуникациях с террористами он может стать первым итальянским «раскаявшимся» ИГИЛовцем.

Источник: ИноСМИ

БУДЬТЕ ПЕРВЫМ КОММЕНТАТОРОМ В "Вербовка смертников. Как это делает ИГИЛ?"

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*