Хусейн Ишыксал: Греки-киприоты не хотят делиться властью с турками-киприотами


Недавно в Швейцарии провалилась очередная попытка урегулирования Кипрского вопроса. На сей раз, причина была в целом ряде невыполнимых по мнению турок требований греческой стороны. В связи с этим предлагаем вашему вниманию наше интервью с доцентом кафедры международных отношений, Ближневосточного университета в Никосии, (Турецкая Республика Северного Кипра) Хусейном Ишыксалом.

До провала переговоров по Кипру в Швейцарии было ощущение, что это последние такого рода переговоры и на этот раз решение будет найдено, однако оказалось иначе, как вы считаете, будет ли второй шанс?

— Ну, в первую очередь, следует подчеркнуть, что обе стороны придерживаются разных подходов. У греков-киприотов нет временных ограничений, и поэтому они могут продолжать этот переговорный процесс, до тех пор пока не получат то, чего хотят. Но что касается турецкой стороны, мы знаем, что они находятся в международной изоляции и хотят достичь хоть каких-то договоренностей, они хотят выйти из этой блокады, и поэтому время для турецкой стороны важнее, чем для греческой. Исходя из этого, как вы знаете из переговоров в Кран-Монтане, греки-киприоты предъявили слишком много требований, которые не были приняты, после чего они покинули стол переговоров. Будет ли второй шанс? Это хороший вопрос, но пока четкого ответа на него у нас нет. Тем не менее, есть разные ответы разных акторов. Правые на Северном Кипре и турецкие должностные лица неоднократно заявляли, что это последний шанс, потому что мнения обеих сторон настолько разные, что нет возможности достичь компромисса, и поэтому нет необходимости в новой конференции. С другой стороны, есть некоторые левые политики и партии на Северном Кипре, настойчиво повторяющие, что переговоры должны быть продолжены, и мы не должны отказываться от этого процесса. Я думаю, что при нынешней конъюнктуре и позициях обеих сторон, практически нет шансов для федерального решения. Итак, это должно быть последней попыткой, нет смысла снова встречаться. Совершенно очевидно, что греки-киприоты не хотят делиться властью с турками-киприотами, и единственная причина, которая привела их к переговорному столу, — заставить турков-киприотов принять то решение, которое угодит греческой стороне. Другими словами, они не «слушают» кипрско-турецкую сторону и настаивают на своих условиях. Я думаю, грядет время, когда мы должны будем мыслить «нестандартно» и говорить о конфедеративном или о двух государственном решениях.

Греческая сторона не хочет, чтобы на острове находились турецкие военные, но мы знаем, что на Кипре существуют две большие британские военные базы, однако греческая сторона не поднимает вопроса о закрытии этих баз?

— Ответ на этот вопрос яснее, чем на другие вопросы, потому что ответа просто — «нет». Есть турецкая пословица, которая мне нравится, в ней говорится: «Конь ржет оглядываясь на своего хозяина». Так что это именно так, греки-киприоты ведут себя высокомерно против турецких солдат и турецкой стороны, заявляя, что они не хотят никаких гарантий, солдат или баз на острове. С другой стороны, на острове есть две британских суверенные военные базы. Никто не ставит под вопрос их существование, и эти базы не подвластны законодательству ЕС. В настоящее время Великобритания находится в состоянии «Брексита», но еще до этого, когда Великобритания была членом ЕС, эти базы не были включены в территорию ЕС, чтобы англичане смогли осуществить любые разведывательные действия, которые могут противоречить принципам и законам Европейского союза. Поэтому отношение греков-киприотов и Греции весьма политическое, и включает двойные стандарты. Они не оспаривают наличие этих баз, потому что Великобритания, США и другие западные страны им не под силу, но, с другой стороны, они оспаривают наличие турецких солдат. Не было бы ошибкой утверждать, что 90% турков-киприотов хотят, чтобы турецкие солдаты находились на острове в качестве эффективной гарантии. Когда мы говорим о турецких солдатах, мы не имеем в виду каких-либо оккупационные силы, как утверждают греки-киприоты. Мы имеем в виду силы, которых требует и поддерживает кипрско-турецкая община, поэтому их не стоит сравнивать с какими-то другими иностранными войсками.

С 1983 года существует Турецкая Республика Северного Кипра. Если не будет найден консенсус по вопросу объединения двух частей острова, как вы считаете каковы шансы у Северного Кипра на международное признание? С другой стороны есть, например, пример Тайваня, который существует как полупризнанное государство.

— Возможно, это самый сложный вопрос, и, возможно, самый важный, потому что, как я уже упоминал ранее, переговоры по Кипру продолжаются почти 50 лет с 1968 года. Комплексного решения кипрской проблемы не существует, ничего необсужденного не осталось. Ничего неизвестного не осталось. Что будет после этого? Это вопрос, на который турки-киприоты должны ответить рано или поздно. Как вы знаете, турки-киприоты объявили о независимости 15 ноября 1983 года. Только Турция признала это государство. Если вы посмотрите на историю Совета Безопасности ООН, решения которого являются обязательными, то увидите, что достичь полного консенсуса удается в очень немногих случаях. Однако по делу киприотов-турок все члены Совета Безопасности собрались вместе 17 ноября, через 2 дня после объявления Турецкой Республики Северного Кипра (ТРСК), и они объявили о 541-ой резолюции Совета Безопасности ООН. Эта Резолюция признала провозглашение недействительным, и призвало все другие государства не признать никакое государство, кроме Республики Кипр. Поэтому, с точки зрения международного права, официальное признание ТРСК не представляется возможным, но, с другой стороны, на референдуме в 2004 году относительно плана Аннана, турецкое государство было предусмотрено как «кипрско-турецкое государство». Турки-киприоты пользуются этим же названием в организации исламского сотрудничества (ОИС), где имеют статус наблюдателя. Этим же названием турки-киприоты могут продолжать и попробовать разные модели. Одна из этих моделей — модель Тайваня. Как вы знаете, Тайвань не является членом ООН, но он включен во все спортивные, культурные и экономические мероприятия, есть прямые рейсы в Тайвань со всего мира. Поэтому это может быть одной из альтернатив, где мы можем участвовать в спортивных соревнованиях, и могут быть прямые рейсы на Северный Кипр. Также модель Косово является еще одной альтернативой, где мы можем вновь обратиться к международному признанию нового государства и нового имени. Для этого варианта сама Организация Объединенных Наций должна официально объявить о завершении переговорного процесса по Кипру. Однако следует подчеркнуть, что косовский вопрос является политическим. Без поддержки Соединенных Штатов Косово не было бы признанным. В данном случае, турецкая сторона должна иметь полную поддержку, по крайней мере, одного постоянного члена Совета Безопасности. Мы не можем назвать какое-либо государство, потому что вы знаете, что у Турции и России хорошие отношения, но у греков-киприотов и России тоже хорошие отношения. Это государство может быть Россией, США или может быть Китаем, но дело в том, что необходима поддержка как минимум одного члена Совета Безопасности. Другой альтернативой может быть модель Гонконга. В этом случае турки-киприоты будут независимыми в своих внутренних делах, Северный Кипр станет зоной свободной торговли, и у них будут некоторые связи в области безопасности и внешней политики с Турцией. Подводя итог, следует отметить, что турки-киприоты устали от нынешней тупиковой ситуации, они больше не хотят быть узниками греков-киприотов. Поэтому, обязательно будет сделан следующий шаг и предложены альтернативы, и я думаю, что мы начнем обсуждать эти сценарии в самом ближайшем будущем.

 

БУДЬТЕ ПЕРВЫМ КОММЕНТАТОРОМ В "Хусейн Ишыксал: Греки-киприоты не хотят делиться властью с турками-киприотами"

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*