Как ИГИЛ воспитывает новое поколение жестоких боевиков


Мальчик держит кинжал в левой руке. Ему примерно десять лет. Он одет в камуфляжные штаны под цвет пустыни и длинную рубашку, на голове черный платок. Мальчик стоит рядом со взрослым мужчиной у основания стены большой крепости. На заднем плане возвышается гора.

Перед ними на животе лежит мужчина. Его руки связаны за спиной. Мальчик за волосы поднимает голову мужчины. Сильным движением он вонзает лезвие в горло мужчины. Нажимает на нож и режет. Из перерезанного горла льется кровь, вываливаются жилы и мышцы. Мальчик продолжает резать. В нескольких шагах от него стоит и смотрит взрослый боевик ИГИЛ (организация запрещена в России — прим. ред.). Мальчик поднимает окровавленную отрезанную черноволосую голову мужчины.

Ставка на детей

Сцена взята из одного из пропагандистских фильмов, которые террористическая организация ИГИЛ выкладывала в интернете в последние годы.

«Дети являются в настоящее время основной целью работы ИГИЛ. В связи с ударами по их базам у них возникла нехватка людей, поэтому они делают ставку на детей. Особенно с осени 2016 года они старались выкладывать новые пропагандистские фильмы, где внимание концентрируется на детях», — говорит Абир Саади (Abeer Saady), египетская военная корреспондентка, которая в настоящее время пишет докторскую диссертацию на тему вербовочных стратегий ИГИЛ. Саади работает в университете Дортмунда в Германии.

Исследование Саади показывает, что ИГИЛ в настоящее время делает ставку на так называемых муджахирадов, мусульман, которые перебираются в так называемое исламское государство. Но не в последнюю очередь они делают ставку на вербовку детей не только на Ближнем Востоке, но и в Европе и в Норвегии.

Aftenposten имела беседы с экспертами по ИГИЛ и экстремистскому исламу, изучила пропагандистский материал ИГИЛ и попыталась идентифицировать норвежек и норвежцев, уехавших в район ИГИЛ. Сегодня мы можем показать, какие последствия стратегия вербовки ИГИЛ может иметь для норвежских детей.

Это первая часть серии, где мы будем писать о том, что норвежские власти делают для этих детей, и о тех последствиях, которые их жизнь в районах под контролем ИГИЛ может иметь для норвежского общества.

Собственная пропаганда ИГИЛ показывает, что детей воспитывают в духе убийства неверных, которые не разделяют идеологию ИГИЛ, включая мусульман. Много детей на Ближнем Востоке были использованы в качестве живых бомб.

Хвалебные видео

«Использование детей террористами ИГИЛ растет. Дети начинают с того, что сначала наблюдают казни, а затем переходят к их исполнению, включая обезглавливание», — говорит американская исследователь терроризма Миа Блум (Mia Bloom).

Блум является одним из исследователей, задокументировавших действия ИГИЛ, превзошедшие все, что относится к жестокому использованию детей на войне. Она подчеркивает, что использование террористами ИГИЛ самых маленьких детей четырех-пяти лет является пропагандой, а не обычным стандартом, но что есть много примеров того, что в возрасте 11-12 лет дети исполняют казнь.

Для документирования преступлений против детей Блум использует метод исследования пропагандистских каналов ИГИЛ. С 1 января 2015 года по 31 января 2016 года Блум с коллегами из университета штата Джорджия проследила судьбу 89 убитых детей, о которых ИГИЛ хвастливо сообщала в своей пропаганде мучеников. В настоящий момент эта исследовательская команда проследила судьбу 300 детей, которых ИГИЛ, по разным сообщениям, отправила на смерть. Но полного собрания данных не существует.

Дедушка из Бэрума

Есть норвежские дети, которых воспитывает режим ИГИЛ. Официальной статистики нет, но исследование Aftenposten показывает, что речь может идти о нескольких десятках детей, являющихся гражданами Норвегии.

У двух из них дедушка живет в Бэруме. Две дочери Садика Джумы (Sadiq Juma) осенью 2013 года отправились в Сирию. Одной тогда было 16, а другой 19 лет. Вскоре семье сообщили, что они вышли замуж за джихадистов ИГИЛ.

«Большинство иностранных боевиков, уехавших к ИГИЛ, имеют детей от той или иной женщины», — говорит Садик Джума. Летом 2015 года каждая из его дочерей родила по дочери. Этим двум норвежским детям ИГИЛ скоро будет два года.

Дети, рожденные у норвежских родителей в сирийских районах, захваченных или находящихся под контролем ИГИЛ, растут в такой действительности, где насилие, ненависть и убийство являются естественной частью жизни. Это приводит дедушку в Бэруме в отчаяние и вызывает в нем гнев.

Джума очень хорошо понимает, что его внучек, вероятно, научат ненавидеть и убивать неверных, таких, как бабушка с дедушкой, их тети, дяди, двоюродные сестры, братья и другие члены семьи в Норвегии.

«Горько думать об этом. У меня сейчас бόльшую тревогу вызывают две мои внучки, а не мои дочери».

Норвежские дети в ИГИЛ

Никто точно не знает, сколько норвежских детей находится в сирийских и иракских районах, контролируемых ИГИЛ.

Согласно данным Службы безопасности полиции (PST), речь идет, по меньшей мере, о 10 детях норвежских женщин. Некоторые — еще грудные, другим уже шесть лет.

«У большинства женщин, отправившихся в районы ИГИЛ из Норвегии, появились дети. Некоторые из них снова беременны», — говорит Мартин Бернсен (Martin Bernsen), старший советник Службы безопасности полиции.

Кроме того, у норвежских боевиков ИГИЛ есть дети от женщин из других стран. Рождение детей является главной задачей проекта ИГИЛ, и поэтому можно считать, что у каждого из этих мужчин есть, по меньшей мере, один ребенок.

В одном пропагандистском журнале 2015 года ИГИЛ заявляет: «Роль всех женщин в ИГИЛ состоит в том, чтобы строить умма (мусульманскую нацию/семью), производить мужчин и посылать их на борьбу».

Исследовательница ИГИЛ Абир Саади из университета Дортмунда тоже констатирует, что у большинства иностранных боевиков появляются дети.

«Это важно для ИГИЛ, организация считает это приоритетом, потому что ей очень не хватает новых боевиков», — говорит она.

Служба безопасности полиции предполагает, что примерно 40 человек из Норвегии, приблизительно 10 женщин и 30 мужчин, находятся в настоящее время в районах, контролируемых ИГИЛ. Служба безопасности указывает, что уехавших может быть больше, чем известно Службе.

«Трудно получить данные о боевиках из Норвегии, женившихся на иностранках в Сирии или Ираке», — говорит Мартин Бернсен.

Таким образом, полных данных нет. Но, исходя из официальных цифр Службы безопасности относительно норвежских женщин и мужчин, уехавших в районы ИГИЛ, и из международных исследований о вербовочной стратегии ИГИЛ, Aftenposten предполагает, что речь может идти о 40 или более норвежских детях ИГИЛ.

«Да, звучит правдоподобно, это количество может быть таким большим», — говорит Мартин Бернсен из Службы безопасности полиции.

Ребенок, родившийся за границей от норвежской матери или норвежского отца, автоматически получает норвежское гражданство, но не включается автоматически в норвежский реестр.

Сваха в Осло

Семейный проект ИГИЛ получил поддержку и в Осло, где у норвежских боевиков, воюющих за границей, есть свой частный матримониальный советник.

Убайдулла Хуссейн (Ubaydullah Hussain), бывший официальный представитель экстремистской группировки Умма Пророка, осужденный за вербовку террористов для ИГИЛ, действовал как своего рода сваха. Во время процесса о террористической деятельности в суде Осло осенью прошлого года была воспроизведена запись телефонных разговоров Хуссейна с его друзьями в Сирии. Он говорил своему собеседнику следующее:

«Вопрос о жене важен, у вас, таким образом, будет жена и дети, вы будете растить муджахеддинов (боевиков — прим. ред.). Брат, если ты знаешь о каких-либо сестрах здесь, которые хотят уехать или еще что-либо, то сообщи мне, а я улажу все это с поездкой и все прочее, никаких проблем».

Приговор в этом деле не был вынесен.

Мини-муджахеды и кексы

Кексы. С шоколадной корочкой. Малыши с калашниковыми. Мертвые джихадисты. Это картины, которые женщины, уехавшие в Сирию, выкладывали в социальных сетях. Британская женщина, назвавшая себя Умм Иза, выложила в Твиттере фото своего сына трех-четырех лет с ружьем, а младшего в возрасте примерно одного года она назвала «мини-моджахед».

Ныне старший мальчик, согласно данным исследования Мии Блум, появился в пропагандистском фильме 2016 года, где он в возрасте примерно четырех лет взрывает бомбу и убивает четырех человек в машине. Мальчик произносит по-английски: «Мы там убьем неверных». После этого он нажимает на кнопку взрывного устройства. В следующей сцене показано, как машина взрывается.

В ИГИЛ самой главной задачей женщины, согласно докладу Till Martyrdom Do Us Part, является быть хорошей женой своего мужа-джихадиста и матерью следующего поколения джихадистов. Доклад опубликован лондонским Институтом стратегического диалога в 2015 году, в нем речь идет о жизни женщин в ИГИЛ.

Женщины с норвежским гражданством, уехавшие туда, тоже рекламировали жизнь в сирийских районах под контролем ИГИЛ. Одна из них выложила в Facebook фото в профиль маленького мальчика, моющего пол, измазанный чем-то, что выглядит как большое количество крови. Другая описала свое горе и подробности неожиданной смерти своего мужа и сообщила: «Я навсегда останусь в Сирии!»

Когда боевик ИГИЛ умирает на поле битвы, его вдова вскоре выходит замуж за другого боевика. Обычным делом также является, если у мужчины есть сразу несколько жен.

В 2016 году в ИГИЛ было 30 тысяч беременных женщин, сообщается в докладе The Children of Islamic State британского центра The Quilliam Foundation, выступающего против экстремизма. Несколько его руководителей ранее сами были экстремистами.

Легкость формирования

В другом пропагандистском фильме мы видим ребенка четырех-пяти лет в черной одежде с патронташем, полностью покрывающим верхнюю половину его тела. Мальчик поднимает автомат и стреляет по мишени. Оружие больше его самого.

В 2015 году новостной канал Vice News снял документальный фильм о Ракке в Сирии. Одна сцена показывает боевика из Бельгии, спрашивающего своего маленького сына: «Что ты хочешь, стать джихадистом или выполнить акцию смертника?»

Мальчик, у которого не хватает нескольких зубов (по-видимому, ему лет семь) смотрит на отца и отвечает: «Джихадистом».

Дети в качестве палачей

В интернете полно возмутительных снимков, где дети и подростки, по-видимому, казнят взрослых. Одна фотография, которая, вероятно, была выложена 27 мая 2015 года, показывает, предположительно, массовую казнь 25 солдат армии сирийского режима, стоящих на коленях. Сзади них стоят мальчики ИГИЛ в камуфляжной форме, с черными головными платками, патронташами и оружием. По одному парнишке сзади каждого солдата. Мальчики целятся из оружия в затылок солдат.

Согласно каналу Vice News, который ссылается на Сирийскую обсерваторию прав человека (SOHR), массовая казнь происходила в амфитеатре сирийской Пальмиры.

Документы показывают, что дети ИГИЛ имеют различное происхождение. Они — дети боевиков, приехавших из других стран, дети местных боевиков, дети-сироты, похищенные дети и дети, пришедшие сами. ИГИЛ использовала деньги, игры и сладости, чтобы заманить детей и молодежь в свои районы.

Мишень: Европа

Пропагандистское видео «Поколение халифата», опубликованное ИГИЛ в сентябре 2016 года, посвящено новому поколению джихадистов.

Идея фильма состоит в том, чтобы рассказать, что ИГИЛ не разгромлен, потому что скоро появятся дети. Детей учат ненавидеть, нападать и взрываться также и в Европе, особо упоминаются Испания и Рим.

Находящаяся в США организация The Clarion Project ставит целью рассказывать об опасном экстремистском исламизме, в частности, выкладывая пропагандистский материал ИГИЛ, чтобы все желающие могли его увидеть. Согласно The Clarion Project, Рим является политической и символической целью ИГИЛ, потому что эта организация рассматривает западную цивилизацию как продолжение Римской империи, с которой сражались первые мусульмане.

Европол очень обеспокоен детьми иностранных боевиков в захваченных ИГИЛ районах. Европол с 2016 года пишет в своих докладах о тенденциях терроризма и сообщает, что дети, которых готовят стать следующим поколением боевиков, «могут стать будущей угрозой безопасности для стран Союза».Полковник Джон Дорриан (John Dorrian) из коалиции, борющейся с ИГИЛ и возглавляемой США, очень обеспокоен тем, что он в газете The Independent называет видением целей ИГИЛ.

«Детей награждают, если они говорят, что будут нападать на Запад, целями являются такие места, как Богиня свободы, Биг Бен и Эйфелева башня», — говорит он.

Дети в главной роли

Но нет ничего нового в том, что ИГИЛ использует детей. Новое заключается в том, что дети получили главную роль.

«В 2014 году организация ИГИЛ проводила кампанию, в которой были показаны заложники и обезглавливание. После этого была кампания прославления иностранных боевиков, после этого кампания в Твиттере в 2015 году, направленная против женщин. В середине 2016 года эта организация направила удар против детей», — говорит исследователь Абир Саади из университета Дортмунда.

Систематическая подготовка формирует ребенка, готового выполнять различные роли: шпионов, снайперов, фронтовых солдат, охранников, вербовщиков или смертников. Это следует их доклада The Children of Islamic State (Дети Исламского государства).

Доклад основан на фильмах, фотографиях и другом материале, опубликованном ИГИЛ. В нем говорится:

ИГИЛ поднимает преступления против детей на исторически новый звериный уровень. Немногие дети в мирных условиях живут хуже, чем те, которые вырастают в ИГИЛ.

Исследователи Quilliam констатируют, что раньше детей использовали на войне, несмотря на их возраст, в то время как теперь их используют именно из-за их возраста. Детей готовить легко, они лояльны, особенно к людям, которых они уважают и которые им близки. Дети меньше испытывают страх и легче выполняют приказы, которые дают им взрослые.

Семейный проект

ИГИЛ вербует целые семьи, чтобы построить утопическое государство мечты: исламский халифат, управляемый жесткими законами шариата. Дети видят то, что одобряют их родители и сами участвуют в жестоком воспитании и насилии. Миа Блум констатирует, что родители сами ведут своих детей к террору.

Детям вбивают в голову, что режим ИГИЛ любит их больше, чем родители, и дети учатся любить Бога и священную войну больше, чем своих родителей. Это можно прочитать в журнале ИГИЛ Rumiyah.

Программы школы ИГИЛ

Видео ИГИЛ знакомит со школьными буднями детей, указывает доклад Quilliam. Школа обязательна для детей в возрасте от 6 до 15 лет с воскресенья по четверг, в классах с разделением полов.

Самые маленькие идут в шариатские школы. Мальчиков в возрасте от 10 до 15 лет направляют на военные тренировочные базы.

Такие предметы, как рисование, музыка, история, философия и социальные науки удалены. Вместо этого дети зубрят наизусть Коран, а также исламские законы, молитвы и истории о жизни пророка Мухаммеда.

Буквы для бомбы

Террористы ИГИЛ разработали собственное приложение, которое должно научить маленьких детей арабскому алфавиту. Организация Site Intelligence Group следит за террористической сетью и опубликовала в марте 2017 года видео о том, как ИГИЛ промывает мозги детям и молодежи, в частности, используя приложение алфавита.

Танки, оружие, ракеты. Все это слова, которые быстро появляются в приложении с цветными иллюстрациями, которые так любят дети, и это рисунки танков, пулеметов и ракет.

Норвежский журналист, свободный художник Афшин Исмаели (Afshin Ismaeli) встречался с детьми в Восточном Мосуле в Ираке и описал это в статье в Aftenposten в январе этого года: «Дети рассказывали мне, что ИГИЛ изменил в школе метод обучения детей. В математике говорилось „две пули плюс две пули равно четырем». На уроке химии их учили делать бомбы. На уроках чтения говорилось, что Б — это буква, с которой начинается слово бомба, а К — буква, с которой начинается слово ката (убивать)».

Уроки гимнастики назывались тренировкой джихада и, согласно докладу Quilliam, были посвящены стрельбе, плаванию и борьбе, а также чистке и хранению оружия.

Уроки в школе заканчивались парадом в полной униформе и с оружием. Для воспитания дисциплины и силы ученики должны были выстраиваться, чтобы получить удары палкой.

Сказки о смерти

Но воспитание начинается задолго до начала школьного обучения. Матери ИГИЛ, согласно докладу Quilliam, постоянно получают книги самопомощи для воспитания детей-джихадистов. Им рекомендуют читать сказки, где речь идет о мучениках и воинах, которые погибают на поле брани.

Дети младше шести лет ходят в детский сад с разделением полов. Там мальчики получают боевую подготовку, девочек держат дома в четырех стенах, их учат стирать, готовить пищу, шить, вязать и быть верными женами своих мужей. Уже в возрасте девяти лет девочки считаются достаточно взрослыми, чтобы выходить замуж.

Самая большая честь

Доклад Quilliam показывает, что детей ИГИЛ учат, что казнить людей — это повышение, привилегия, честь. Самое почетное — стать смертником.

ИГИЛ опубликовал в интернете видео, показывающее мальчиков, которые только-только начинают жить, но уже готовы закончить эту жизнь. Дети 12-16 лет с улыбкой заползают в машины, начиненные взрывчаткой. Иногда машины, по словам профессора Блум, являются управляемыми дистанционно, потому что дети слишком малы, чтобы управлять ими самостоятельно.


Мальчик с поясом смертника

Одним августовским вечером 2016 года фотограф Reuters Ако Рашид (Ako Rasheed) работал в Киркуке в Ираке. Он рассказал Aftenposten о том, что произошло:

Было темно. Худенький мальчик бесцельно шел по улице к шиитской мечети. На вид ему было лет 12 или, может быть, 14. На нем была надета слишком большая футболка.

Пара полицейских удивилась, увидев мальчика одного на улице за пару часов до полуночи. Когда они близко подошли к нему, они увидели, что у него что-то пузырится под футболкой. Пальцы одной руки сжались вокруг нескольких проводов. Полицейские схватили его. Парнишка стоял между ними с руками, вытянутыми вдоль боков. Были вызваны саперы. Мальчик начал плакать: «Снимите это с меня!» «Мама!» «Снимите с меня пояс!»

Через полчаса прибыли саперы и разрезали ножницами футболку. Белый пояс смертника покрывал всю верхнюю часть тела мальчика. Осторожно его вынули из пояса. Спустя пять-шесть минут он был свободен.

Фотографу Ако Рашиду позвонил знакомый полицейский, и он пришел к этому месту до саперов. С расстояния в 200 метров он следил за происходящим. Когда мальчика освободили, он подошел поближе и увидел, что мальчик был в невменяемом состоянии.

«Я не уверен, был ли он похищен или по собственной воле находился в ИГИЛ. Мне было тяжело на сердце, и я подумал, что это мог бы быть и мой сын, он на пять лет моложе», — сказал Рашид.

Семья в Норвегии

Телефон звонит матери где-то в Норвегии, в Сирии ее ребенок и ее внук, который родился там.

«Нет, нет, я не буду говорить об этом».

То же самое повторяется, когда Aftenposten связывается с другими семьями, у которых дети и внуки в Сирии. Ни один из нескольких десятков человек, с которыми связывалась Aftenposten, не захотел дать интервью.

«Многие родители, дедушки и бабушки и другие члены семьи стараются вести себя незаметно. Они боятся, что просочившиеся сведения разрушат отношения, которые они стараются сохранить со своими близкими, и что это подвергнет их жизнь опасности», — говорит Кристианн Будро (Christianne Boudreau) из организации «Матери за жизнь» (Mothers for Life), международной сети родителей боевиков, уехавших к ИГИЛ.

Садик Джума из Бэрума решил быть открытым и рассказать о своей борьбе за то, чтобы вернуть своих дочерей и своих внучек в Норвегию. Он несколько раз отказывался от интервью с Aftenposten, но в книге Осне Сейерстад (Åsne Seierstad) он рассказывает свою историю.

«Мы сейчас ничего не знаем о том, что с моими дочерями и моими внучками. Мы ничего не слышали о них после их звонка во время эйд (мусульманского праздника — прим. ред.) летом прошлого года», — говорит Джума.

Нехватка еды

«У норвежских женщин и детей в Сирии сейчас мало еды», — говорит дедушка в Бэруме.

Он говорит, что в отличие от его дочерей некоторые женщины звонят домой семьям в Норвегии. Иногда до него доходит информация от других родителей, которые находятся в таком же положении, как и он.

Служба безопасности полиции подтверждает, что некоторые родители время от времени связываются со своими детьми в Сирии.

Джума узнал, что в Сирии женщины и дети из Норвегии ложатся спать голодными и просыпаются голодными. Бόльшая часть продуктов идет мужчинам, которые воюют. Женщины с плачем звонят домой, умоляют о помощи, чтобы спастись.

Они продают мобильные телефоны, средства макияжа и компьютеры, чтобы достать деньги на еду для себя и детей.

Потеря сил

Исследователь организации ИГИЛ Абир Саади указывает, что условия жизни в Ракке постоянно ухудшаются. Недостаток продуктов питания, отсутствие электричества и денег приводит к тому, что все большее число приехавших воевать разочаровываются и начинают бунтовать. Но ИГИЛ не хочет показывать этого.

Согласно новому докладу (март 2017) Международного центра исследований радикализма и политического насилия (ICSR) в Лондоне, в период с лета 2016 и до февраля 2017 года публикации пропагандистского материала ИГИЛ сокращаются.

Служба безопасности полиции считает, что Норвегия должна готовиться к тому, что дети, долго находившиеся в районах ИГИЛ, могут приехать сюда в страну.

«Нам угрожает потенциальная опасность получить очень ранимых детей, которые подвергались мощной промывке мозгов, которых учили, что все, кроме них, являются неверными, и что убивать неверных является совершенно законным делом», — говорит руководитель Службы безопасности полиции Бенедикт Бьёрнланд.

Надежда в Бэруме жива

Дедушка в Бэруме надеется, что его дочери вернутся домой вместе с его внучками. Садик Джума признается, что не знает, живы они или нет. Он прокашливается: «Они сейчас в аду. Надеюсь, что курды их арестуют прежде, чем они погибнут под бомбами».

Источник: inosmi.ru

БУДЬТЕ ПЕРВЫМ КОММЕНТАТОРОМ В "Как ИГИЛ воспитывает новое поколение жестоких боевиков"

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*