Саудовская Аравия на пороге больших перемен


На вопрос о переменах жители Саудовской Аравии раньше отвечали так: здесь, в консервативном королевстве, они придут по-своему и в свое время.

Иначе говоря — не скоро, а могут и вообще не произойти.

Но сейчас в разговорах о переменах счет идет на месяцы.

«Я поспорила с коллегой-мужчиной о том, что запрет на вождение автомобиля для женщин будет отменен в ближайшие полгода. Он ставил на вторую половину года, — рассказывает мне за ланчем в столице Эр-Рияде успешная саудовская предпринимательница. — Правда, сейчас я думаю, что это случится в начале следующего года и будет относиться только к женщинам старше сорока лет».

В королевских кругах строят подобные же предположения. Некоторые даже говорят, что вскоре водить можно будет и более молодым женщинам.

На каждом фронте перемены происходят медленно и осторожно — это страна, где огромное влияние сосредоточено у ультраконсервативных религиозных властей, и многие саудовцы не хотят расставаться с привычным образом жизни.

Однако правителям и обществу Саудовской Аравии приходится ускорять темпы — из-за того, что от крупнейшей нефтедобывающей компании в мире резко отвернулась удача.

«Время на исходе», — говорит Джон Сфакианакис из аналитического центра Gulf Research Center в столице Саудовской Аравии.

Обвал мировых цен на саудовскую нефть вполовину сократил доходы национального бюджета, и теперь он же диктует непростые решения и изменения, которые властям придется проводить в жизнь во многих сферах жизни общества.

«На протяжении десятилетий страна летела на реактивном самолете с одним двигателем, — объясняет Сфакианакис положение дел в государстве, 90% бюджета которого составляют доходы от нефти и газа. — Теперь ей нужны несколько двигателей».

Встречайте новый генеральный план, обнародованный с большой помпой в прошлом году и величаво названный Vision 2030 («Видение-2030»).

Под ним стоит подпись 31-летнего заместителя наследного принца Мухаммада ибн Салмана Аль Сауда, работавшего над этим амбициозным проектом вместе с армией высокооплачиваемых консультантов.

Наследный принц и его окружение осознают, что однажды нефтяные скважины пересохнут, а большинство людей пересядут на электромобили еще до того, как это произойдет.

«Абсолютно необходимо приступить к реализации Vision 2030 и наших целей», — говорит министр нефти Халид аль-Фалих.

Потребность в диверсификации доходов даже заложена в название новой должности аль-Фалиха, бывшего главы государственного нефтяного гиганта Aramco — крупнейшей нефтяной компании мира. Теперь он министр энергетики, промышленности и полезных ископаемых.

«Получится ли у нас все выполнить к 2030 году, получится ли достичь каких-то целей к 2025-му, а каких-то к 2030-му, а каких-то к 2035-му — посмотрим», — объясняет он, говоря о плане, в который заложены высокие целевые показатели для каждого министерства.

Государственным служащим урезали зарплаты и щедрые льготы. Одним из главных двигателей роста, по замыслу, должен стать частный сектор. Однако он к этому до сих пор не готов.

«Мы сейчас не набираем новых сотрудников, — уверяет саудовский бизнесмен, курирующий большой конгломерат компаний. — И мы не будем заключать сделки с правительством, пока не убедимся, что нам заплатят за наши товары».

«Концепция Vision 2030 вряд ли будет реализована к 2030 году», — говорит скептически настроенный специалист по статистике, когда я спрашиваю его мнение. Как и многие другие саудовцы, критикующие власти, он просит нас не называть его имени.

«Но по крайней мере есть хоть какая-то концепция, и теперь есть практические аспекты ее реализации», — добавляет он, имея в виду предыдущие планы, которые ни к чему не приводили.

_94606096_gettyimages-630148788

Молодой заместитель наследного принца, которого считают любимчиком 81-летнего короля Салмана, знает, что перемены необходимы еще по одной причине.

Две трети саудовцев — его ровесники или моложе.

Сотни тысяч из них — как мужчины, так и женщины — учились в лучших западных университетах, благодаря щедрой программе стипендий, работавшей при бывшем короле Абдалле.

В последние годы они возвращаются домой.

Здесь им приходится искать работу, а также способы досуга в условиях жесткой культуры, где запрещены кинотеатры, а в ресторанах женщины сидят отдельно от мужчин.

Правила разрешают мужчинам сидеть вместе с женщинами только в том случае, если они родственники.

Однако за год — со времени моего последнего приезда сюда — видны небольшие, но значимые изменения.

На улицах больше нет религиозной полиции — мутаввы, чьей миссией было «предотвращение порока и поощрение добродетели» и которую часто обвиняли в рьяном превышении полномочий. Разрешение этого вопроса ставится в заслугу наследному принцу.

_94606102_img_5028-2

Богатые жители Эр-Рияда взахлеб рассказывают о новых ресторанах с менее строгими правилами посадки и громко играющей музыкой.

«У нас должны появиться женщины-водители и кинотеатры», — настаивает Валид аль-Саидан. С ним мы встречаемся в одном из немногих общественных мест, где действительно заметно оживление.

Песчаные гонки в пустыне — одно из немногих легальных развлечений для саудовцев, рассекающих дюны на ревущих джипах.

_94606006_gettyimages-57202008

Как часто здесь бывает, обычно это исключительно мужская забава.

Но сейчас за дело взялось недавно созданное Главное управление по вопросам развлечений. Несмотря на суровое название, руководство этого органа задалось целью оживить досуг саудовцев, хоть и в разумных пределах. Выпивку или танцы никто не предлагает.

«Моя миссия заключается в том, чтобы сделать людей счастливыми», — уверяет председатель управления Ахмед аль-Хатиб, чей серьезный облик быстро озаряется улыбкой.

Ведомство тщательно и осторожно — дабы избежать негативной реакции, способной поставить под угрозу весь проект, — готовит около 80 мероприятий — от фестивалей искусства до световых шоу и музыкальных концертов.

_94606098_6a8e14bb-6c91-4193-84d6-3eec772d61fe

«Разумеется, мы предложим что-то для более открытых людей, и для более консервативных людей», — объясняет, аккуратно подбирая слова, аль-Хатиб.

Но дело не только в веселье.

«Саудовцы тратят на путешествия за границу 70 млрд риялов», — сетует представитель саудовского туроператора, пытающийся убедить саудовцев тратить больше времени и денег дома, а не в Дубае или Лондоне.

_94606014_gettyimages-527583638

Даже запрет на вождение для женщин стал экономическим вопросом. Исследования показывают, что его отмена будет значительно способствовать росту экономики.

Более смелые перемены — например, политическая реформа, борьба с нарушением прав человека или смягчение большого числа ограничений, связанных с жизнью женщин, — даже не стоят в повестке.

Предложенный властями план несет в себе как позитивные для жителей перемены, так и негативные.

В этой стране люди всегда жили с дешевым бензином, бесплатной водой и электричеством и без налогов.

Теперь субсидии урезаются, а налоги, наоборот, вводятся. Помочь самым бедным семьям призвана новая программа «Счет гражданина». Однако заниматься своими финансами саудовцам теперь придется самим.

«Саудовцы слишком долго принимали слишком много вещей как должное», — говорит инженер Надиа аль-Хазза. Раньше она работала в нефтегазовом секторе, а сейчас помогает женщинам, занятым в проекте Vision 2030.

Она начинает свою презентацию с известной мантры американского президента Джона Кеннеди: «Не спрашивай, что твоя страна может сделать для тебя. Спроси себя, что ты можешь сделать для нее».

Так что теперь саудовцев просят делать больше и быстрее, чем они привыкли.

«Мы как черепаха на колесах, — говорит политический обозреватель Хассан Яссин. — Мы двигаемся быстрее, чтобы поспеть за местными нуждами и обязательствами XXI века».

Источник: BBC

БУДЬТЕ ПЕРВЫМ КОММЕНТАТОРОМ В "Саудовская Аравия на пороге больших перемен"

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*