Димитриос Цунгас: Туристическая индустрия Греции не пострадала от нестабильности на Ближнем Востоке и потока беженцев


Военно-политические кризисы на Ближнем Востоке, не могли не затронуть Европу в целом и отдельные европейские страны в частности. Одна из стран затронутая потоком мигрантов из Ближнего Востока это Греция. Для того что бы получить информацию из первых рук мы побеседовали с чрезвычайным и полномочным послом Греции в Азербайджане Димитриосом Цунгасом.

Нарастание нестабильности и насилия на Ближнем Востоке обернулось потоком беженцев в Европу. Греция, пожалуй наиболее всех пострадала от этого процесса. Ведется ли статистика мигрантов в Греции? Сколько мигрантов прошли через территорию страны и сколько на данный момент находится на территории страны?

Греция, пострадала больше чем любая другая страна в Европейском Союзе, потому что это первый пункт входа для всех этих беженцев и иммигрантов, приезжающих из Турции. У нас нет точной статистики, потому что, когда у вас есть сотни тысяч людей, приезжающих почти каждый день в течение 2015 года, это не очень реально, вести статистику не представляется возможным, но тем не менее, в течение 2015 года мы знаем, что гораздо больше чем один миллион беженцев и иммигрантов переплыли из Турции на греческие острова, а затем на континентальную Грецию, и конечно же, они продолжили свой путь в Центральную и Западную Европу. Здесь мы должны указать на их различие, мы говорим о беженцах и иммигрантах, они не одно и то же понятие, беженцы это те люди, которые покидают зоны военных действий для того чтобы спасти свою жизнь, а иммигранты, большинство из них незаконные, покидают свои дома и страны, чтобы найти более лучшую работу в европейских странах. Так что, да, чтобы ответить на первую часть вопроса, более одного миллиона в 2015 году и намного меньше в 2016 году, из-за договора, из-за соглашения, о котором мы будем говорить позже.

Ну, согласно последним статистическим данным, в этом случае у нас есть статистика, шестьдесят две тысячи человек заблокированы(застряли) в Греции, по всей стране, около 16 тысяч человек все еще находятся на островах, которые очень близки к берегам Турции, и остальные из них находятся на материке, так и по всей стране, а не только в одном или двух местах. Большинство из них, если не все из них, хотят поехать в основном в Северную Европу, в Германию, в Швецию или в Великобританию, потому что у них есть родственники там, так что они хотели бы переехать туда, балканский маршрут, как вы знаете, закрыт, именно поэтому они были заблокированы в Греции, и они все еще там, шестьдесят две тысячи человек примерно.

Как отреагировало греческое общество на такой поток мигрантов в страну?

Да, это был бы длинный ответ. Мы все люди, когда вы видите лодки, плывущие по морю, которые полны людьми, включая женщин, многих детей и даже младенцев, вы не можете оставить их там, вы должны принять их. Таким образом, это то, как греческое общество живущее на островах реагировало с самого начала и до сих пор. Они спасли тысячи жизней, я бы сказал, сотни тысяч жизней. Они приняли их лучшем образом. Много людей на островах, многие жители привыкли делать в прошлом, но и делают это даже сейчас, готовят в своих домах и предлагают пищу для иммигрантов или беженцев, или как вы их называете. И вот именно так были приняты все эти люди в самом начале, и до сих пор так продолжается. Возможно, вы слышали, что некоторые жители этих островов и в основном острова Лесбос, который получил большую часть тех иммигрантов, были номинированы на Нобелевскую премию мира прошлого года, 2016 года, они не получили его, тем не менее, не имеет разницы, независимо от того что они получили или нет, они получили много других международных наград, а это означает, что даже международное сообщество заметило и высоко оценивает их поведение по отношению к этим людям. Когда у вас есть столько людей, и эти люди нуждаются, они покинули свои страны, они в отчаянии, они обескуражены, они голодны, они не имеют возможности удовлетворить свои ежедневные потребности, которые им необходимы для того чтобы выжить, вы естественно будете свидетелями напряженности. Прежде всего, между ними, потому что там много разных национальностей, они из Пакистана, Афганистана, Ирака, Сирии, Ливии, Алжира, Марокко, так что это способствует возникновению напряженности по отношению друг к  другу, конечно в лагерях, но иногда возникает напряженность по отношению к местным жителям, а также,  когда вы голодны, и вы не имеете ничего, чтобы поесть, вы собираетесь украсть, иногда вы собираетесь убить, чего конечно же необходимо избегать. Но в любом случае, есть напряженность, и в этих случаях, это нормально со стороны жителей, реагировать определенным образом, но в целом, греческое общество приняло в свои объятия всех тех людей, и если вы поедете сейчас в большие города, например Афины или Салоники, вы не увидите их там, это так уже с давних пор. Вы больше не увидите их на улицах или на площадях или где бы еще, потому что они все скапливались массово, и их основными требованиями для того чтобы выжить, были продукты питания, вода, электричество, отопление, были обеспечены не все требования, к сожалению, потому что их так много. Тем не менее, мы делаем все возможное для того, чтобы заботиться о них, греки никогда не были расистами, они всегда принимали людей хорошо и они все еще делают это.

Несмотря на то что Греция находится в условиях финансово-экономического кризиса, стране приходится тратить большие средства в связи с возросшим потоком мигрантов в страну. От куда греческая сторона берет средства на эти дополнительные расходы? Помогает ли ЕС в этом вопросе греческому правительству?

Что ж. Это очень сложный вопрос. Да, Греция проходит через этот экономический кризис, тем не менее, мы должны найти некоторые финансовые ресурсы для того, чтобы заботиться о тех людях, и нам нужно много денег, но мы не одиноки в этом деле, нам помогает ЕС, нам помогают международные сообщества такие как ООН, например, Организация Объединенных Наций имеет некоторые, скажем, учреждения, основанные в Греции и через эти учреждения какие-то деньги направляются на местные и зарубежные НПО, которые действуют на местах. Конечно, в этом случае, есть вопрос, потому что есть некоторые НПО, в основном иностранные НПО и некоторые люди, работающие с этими НПО, мы точно не знаем, их роль, почему они там, и то, что они на самом деле делают, именно поэтому греческое правительство приняло решение начать расследование, чтобы выяснить роль этих НПО, потому что некоторые из них мотивируют беженцев и мигрантов на создание напряженности. Да, мы получаем деньги от Европейского союза, но это не много и не всегда в нужное время иногда, если я не ошибаюсь, восемьсот миллионов евро были направлены Европейским Союзом, но большая часть этих денег были переданы в те НПО и меньшая часть — правительству Греции. Тем не менее, мы находим какие-то финансовые ресурсы, либо у местных или у международных организаций, и мы стараемся, чтобы сделать жизнь этих людей как можно лучше.

Мы знаем, что среди мигрантов пребывающих в Греции, есть не только беженцы но и экономические мигранты, есть ли какая-то статистика по этому вопросу? Какой процент мигрантов это беженцы например из Сирии и Ирака а какой процент это экономические мигранты?

Как я уже говорил, существует различие между мигрантами и беженцами, в 2015, я сказал, что мы приняли более одного миллиона мигрантов, большинство из них были беженцами из Сирии, из-за продолжающейся войны в Сирии, даже в то время, но в основном с 2016 года и до сих пор, очень трудно отличить, какие из них являются беженцами и которые являются мигрантами по многим причинам, я расскажу вам некоторые из них:

  1. Когда они приплывают на лодках, они знают, что они являются мигрантами и они бросают свои паспорта в море, когда они прибывают на побережье греческих островов они не имеют документов, удостоверений личности или любой другой документ. Так они утверждают, что они также являются беженцами, и их очень трудно отличить, являются ли они беженцами или нет.
  2. Они очень хорошо знают, что если они приедут в качестве беженцев, они имеют право просить политическое убежище, и так и делают, поэтому весь процесс выдачи или отказа в получении политического убежища идет очень медленно, из тех шестьдесят две тысячи иммигрантов и беженцев заблокированных в Греции, почти пятьдесят пять тысяч человек попросили политического убежища. Вы это можете себе представить? Все эти случаи должны пройти соответствующую процедуру, поэтому это занимает много-много времени. Увы, нет никакой статистики, все что мы знаем, это то что не было никаких конкретных цифр, но в 2015 году, когда мы имели самый большой поток сирийцев, большинство из них были одинокими молодыми людьми, и это было немного странно. Кто остался там, чтобы защитить свою страну? Многие прибыли семейно, и это нормально, потому что они должны бежать, чтобы спасти свою жизнь. К сожалению, нет статистики, возможно, половина из них не является беженцами, они нелегальные мигранты, которые приезжают из стран Ближнего Востока, Евразии и Северной Африки. Я также упомянул о некоторых странах раннее. Они прибывают отовсюду, хотя весь европейский континент проходит через экономический кризис, не только Греция, тем не менее, Европа по-прежнему привлекательна для них, и так как это включает в себя широкий континент, то она является самым безопасным местом для этих людей. Вот почему они пытаются доехать до этих стран, пройдя через Грецию, конечно же. Так, в 2015 году большинство беженцев прибыли из Сирии, Ирака и Афганистана, которые являются зонами военных действий, но все другие страны, не являются зонами военных действий.

Греция туристическая страна и индустрия туризма приносит весьма немаленький доход стране. Как кризис с мигрантами отразился на греческой туристической индустрии?

Удивительно, но это никак не отразилось. Я дам вам некоторые цифры, которые датируются 2013 годом, хотя сирийский кризис продолжался. В 2013 году, мы поставили перед собой задачу принять 17 миллионов туристов, и мы приняли 18, в 2014 году мы поставили перед собой задачу принять 18 миллионов туристов, и мы приняли 24. 24! На 6 миллионов больше. В 2015 году мы поставили перед собой задачу принять 24 и мы приняли 26. В 2016 году мы поставили перед собой задачу принять 26 и мы приняли 27.5, в этом году мы поставили перед собой задачу принять 27.5 и по нашим данным, согласно предварительным резервациям, мы превзойдем цифру в 28 или 29 миллионов туристов, поэтому индустрия растет и развивается. Как вы сказали в самом начале есть нестабильность в широкой области, есть нестабильность в Турции и Египте, которые также являются туристическими странами, так что это в пользу Греции, потому что так или иначе многие туристы приезжали в Грецию, так как это туристическая страна, но кроме того, в настоящее время, эти страны являются небезопасными, туристы приезжают в Грецию вместо того, чтобы поехать туда. Таким образом, кризис не повлиял на нас, я бы сказал, это повлияло на наш туризм, но в лучшую сторону. Что касается тех островов, которые очень близки к турецким берегам, они очень красивые острова, да, миграционный кризис отразился на них, например Лесбос, Хиос, Самос, Кос и Лерос. Кризис очень затронул Лесбос. Эти пять островов приняли на себя наибольшую долю беженцев. Да, на них это сильно отразилось, до двухлетней давности они принимали много местных туристов, много греков ехали туда, чтобы провести свои летние каникулы и много иностранных туристов, в том числе. Но теперь, вы можете увидеть на экране телевизора некоторые изображения беженцев и иммигрантов по-прежнему пребывающих туда, способствующих напряженности, как я уже говорил, например вроде поджога лагеря, чтобы привлечь Больше внимание международного сообщества на свою ситуацию, что создает определенный страх у туристов, местных жителей, а также иностранцев, так что эти острова были затронуты, но в любом случае, в любой другой части Греции туризм развивается, но для этих островов цифры немного низкие. Таким образом, с этой точки зрения, они пострадали. Вы упомянули о том, что туризм является очень важным для Греции, да, это одна из наших преобладающих отраслей промышленности, каждый год охватывает 15% нашего ВВП, что является огромным показателем.

В марте 2016 года ЕС и Турция заключили соглашение в отношении беженцев, согласно которому Анкара взяла на себя обязательство по реадмиссии беженцев из Греции. Помогло ли это соглашение разрядить ситуацию в Греции?

— Это помогло немного, но не так много, потому что оно не реализуется в полной мере. Если оглянуться назад и посмотреть на цифры в прошлом году, по нашим данным, в этом случае у нас есть данные, не более 1500 человек были отправлены обратно в Турцию из Греции. Есть причины и первая причина заключается в том, что есть очень много беженцев и иммигрантов и все эти процедуры идут очень медленно. После этого соглашения, это правда, что поток беженцев и иммигрантов из Турции в Грецию резко сократился, но после попытки переворота в Турции 15 июля прошлого года, наплыв мигрантов и беженцев начал расти. Это означает, что турецкие власти могут контролировать поток беженцев и мигрантов успешно, если они этого захотят. Наплыв можно управлять, он находится под успешным контролем до определенной степени, но не до такой точки, как это было согласовано, во всяком случае, это продолжается до сих пор, и не останавливается.

Господин посол, как вы оцениваете нынешнее состояние азербайджано-греческих отношений?

Ну, вы не найдете ни одного посла, который был бы полностью доволен двусторонними отношениями между его страной и страной пребывания. Нет, мы очень амбициозны, и мы хотели бы развивать наши двусторонние связи как можно больше. Тем не менее, наши двусторонние отношения очень хорошие, я бы не сказал, отлично, потому что всегда есть достаточно места для дальнейшего развития, так что я бы сказал, очень хорошо. Это началось еще в 2013 году, когда правительство Азербайджана выбрало TAP, Южный газовый коридор, чтобы доставить азербайджанский газ в Европу через Грецию. Так что это было пиковое время, бум процветания отношений, и я очень счастлив, потому что это было примерно в то время, когда я приехал в Азербайджан в качестве посла, так что это было медовым месяцем наших отношений, и с тех пор эти отношения развиваются все больше и больше, потихоньку , но на твердой и постоянной основе во всех возможных областях, что и было смыслом и посланием, которое я получил от президента Алиева, когда я вручил верительные грамоты ему и это, в том числе, было посланием, которого я нес из Греции. Мы должны развивать наши двусторонние отношения во всех возможных областях. Что касается посольства, то мы были очень активны все эти годы в области культуры, организации культурно-массовых мероприятий, музыкальных и поэтических мероприятий, греческих кинофестивалей и так далее. У нас есть еще планы на этот год также, вы услышите о них чуть позже. В прошлом году у нас был официальный визит нашего министра иностранных дел в Азербайджан со 2-го по 4-ое февраля. Состоялось 4-е заседание Объединенного Межправительственного комитета в Афинах позже в Мае. Мы имеем, хотя на более низких уровнях, но все еще очень важные визиты между двумя странами, и мы ожидаем больше визитов в течение этого года. Так что, да, я бы охарактеризовал эти отношения как очень хорошие.

В 2013 году, азербайджанская компания SOCAR выиграла тендер на приобретение 66% акций греческой газораспределительной сети DESFA. Однако потом в дело вмешалась Европейская Комиссия, которая посчитала эту сделку противоречащей антимонопольным правилам. Решение было найдено в виде продаже 17% пакета акций другой компании. Однако потом греческое правительство внесло в повестку парламента законопроект о расчете газовых тарифов в том числе о расчете задним числом. Что в итоге привело к отказу со стороны SOCAR от этой сделки. Как вы считаете такие действия ЕК и греческого правительства не оттолкнут от страны крупных инвесторов?

— Совсем нет, позвольте мне объяснить. Когда перед вами стоит вопрос, вы должны вести переговоры. Есть две стороны, греческая сторона, и азербайджанская сторона. Таким образом, они начали вести переговоры, все эти годы, конечно, наблюдалась задержка, вызванная требованиями Европейской Комиссии. Если вы помните, это было время, когда Европейская комиссия сменялась, у нас были европейские выборы и Европейская комиссия изменилась. Таким образом, ЕК начала изучать все сначала, не только эту сделку, но и все остальные сделки, и что послужило причиной задержки. Если соглашение между сторонами было бы заключено, во время предыдущего состава Европейской Комиссии, оно было бы успешно завершено, и не было бы отложено или задержано, тем не менее, новая Европейская комиссия представила эти требования, а затем, вы правы, в течение переговоров греческое правительство выступило с некоторыми требованиями, предложениями и расчетами, но это является частью любых переговоров. Я не был частью этих переговоров, но я уверен, что SOCAR также выступил с еще несколькими предложениями или встречными предложениями. Я говорил с людьми из SOCAR здесь, меня уверили в том что переговоры велись очень дружелюбным образом. Стороны представили свои предложения, но в конце они не согласились, они решили прекратить переговоры и не заключать договор, это нормально. Будет объявлен новый тендер, насколько люди из SOCAR сказали мне, они снова будут участвовать в новом тендере. Это не мешает любым другим инвестициям в Грецию, я дам вам несколько примеров. У нас есть много шейхов и эмиров, из стран Персидского залива, инвестирующих в недвижимость или туризм. Российские олигархи принимают участие в приватизациях в Греции или инвестируют в недвижимость или туристические курорты. Совсем недавно, неделю назад, небольшая, но очень важная часть наших железных дорог была приватизирована и выкуплено итальянскими железными дорогами, так что это не мешает вообще, как я уже говорил в самом начале, если перед вами стоят вопросы, вы ведете переговоры, вы иногда можете успешно завершить их, а иногда нет. В данном случае это не было успешным, мы будем идти дальше.

БУДЬТЕ ПЕРВЫМ КОММЕНТАТОРОМ В "Димитриос Цунгас: Туристическая индустрия Греции не пострадала от нестабильности на Ближнем Востоке и потока беженцев"

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*