Как двое иракских солдат полюбили друг друга и создали семью в США


Иракский переводчик при американской армии Найеф Хребид и иракский военный Бту Аллами нашли друг друга в разгар войны в Ираке. Прошло 12 непростых лет, прежде чем они смогли наконец начать жить вместе.

В 2003 году Найеф Хребид оказался в центре конфликта в Ираке. Искусствовед по образованию, он устроился переводчиком при американской армии, поскольку не мог найти другой работы.

«Мы были расквартированы в Рамади — хуже места в то время не было. Мы ходили в патрули, люди постоянно гибли — то выстрел снайпера, то взрыв придорожной мины. Я спрашивал себя: «Зачем я здесь? Почему я это делаю?» — вспоминает он.

Случайное знакомство с военнослужащим иракской армии изменило всё.

«В один из дней я сидел на улице, и тут из душевого блока вышел парень. Я взглянул на него: его черные волосы блестели, он улыбался. Я подумал: «О боже, этот парень такой симпатичный!» У меня было такое чувство, что в этом чудовищном месте я соприкоснулся с чем-то прекрасным», — рассказывает военный переводчик.

Хребид никому не рассказывал о своей гомосексуальности. В Ираке однополые отношения являются табу, а геи нередко становятся жертвами насилия.

«В Ираке считается, что быть геем — это что-то очень плохое и позорит семью. Тебя даже могут убить, поэтому надо быть крайне осторожным», — говорит Хребид.

Взаимные чувства

Во время той встречи переводчик так и не понял, что тот солдат, Бту Аллами, тоже к нему неравнодушен.

«У меня было такое странное чувство, будто именно его я и искал. Мои чувства с каждым днем становились все сильнее. Я знал, что хочу поговорить с ним», — рассказывает Аллами.

Шанс узнать друг друга лучше появился в ходе операции, в которой они оба принимали участие. Военным нужно было выбить боевиков, засевших в городской больнице.

«После дозоров мы возвращались на базу, в безопасное место. В один прекрасный день Бту пригласил меня поужинать вместе с ним и его сослуживцами. После этого мы стали разговаривать каждую ночь, и я чувствовал, что влюбляюсь в него все сильней», — говорит Хребид.

Три дня спустя после того ужина Хребид и Аллами нашли повод выйти вместе на улицу и поговорить наедине. Они сидели на темной парковке среди вездеходов «хамви».

«Я почувствовал особую близость к нему. И понял, что пришло время сказать об этом. И сказал. Я сказал, что люблю его. Тогда он поцеловал меня и ушел. Это была восхитительная ночь. После этого я два дня не мог есть», — рассказывает Аллами.

Любовь на войне

Отношения развивались стремительно. Молодые люди в военном лагере все больше времени проводили вместе.

«На заданиях я старался быть рядом с ним, в то время как должен был бы быть с американцами. Мы ходили вместе, иногда вместе фотографировались», — говорит Хребид.

Все это не осталось без внимания их американских и иракских сослуживцев.

«Я рассказал моему американскому капитану о Бту и он помог разместить его у нас в американском лагере на несколько дней, чтобы мы могли побыть вместе», — рассказывает переводчик.

«Но некоторые солдаты, после того как узнали, что я — гей, перестали со мной разговаривать. Один из моих друзей-переводчиков из моего родного города однажды ударил меня большой палкой, сломав мне руку», — добавляет Хребид.

В 2007 году Хребида и Аллами перевели служить в Эд-Диванию на юге Ирака. Им еще повезло, что они оказались в одном городе, однако по-прежнему они должны были держать свои отношения в тайне.

В 2009 году Хребид подал ходатайство об убежище в США, поскольку из-за долгого сотрудничества с американцами оставаться на родине ему было слишком опасно.

«Я думал, что уеду и что потом будет легче ходатайствовать о том, чтобы Бту приехал ко мне. Я знал, что если мы останемся в Ираке, то у нас нет будущего. В конце концов нам бы пришлось жениться на женщинах и всю жизнь скрывать наши отношения. Посмотрев сериал «Близкие друзья» (Queer As Folk), я осознал, что в мире существуют гей-сообщества», — говорит Хребид.

Хребид получил статус беженца и поселился в Сиэттле. Однако все его попытки добиться визы для Аллами оказывались безуспешными.

Семья Аллами, тем временем, узнала о том, что он гей, и стала вынуждать его жениться на женщине. С помощью друга Хребида, Майкла Файллы, проповедника Универсальной церкви жизни в Сиэттле, Аллами удалось бежать в Бейрут.

«Это было непростое решение, поскольку у меня был 25-летний контракт с армией, — говорит Аллами. — Плюс к этому я один в семье зарабатывал, но я знал, что хочу быть с Найефом».

Находясь в Бейруте, Аллами подал заявление в Управление Верховного комиссара ООН по делам беженцев (УВКБ) на переселение, однако его туристическая виза истекла до окончания рассмотрения его дела.

Оказавшись нелегалом, он вынужден был избегать встречи с военнослужащими и пунктами проверки документов, чтобы его не отправили назад, в Ирак.

«Ожидание было трудным, — вспоминает Аллами. — У меня было ощущение, что я стою на месте, и в моей жизни ничего не происходит. Но потом, после разговора с Найефом, мне всегда становилось лучше».

Они разговаривали друг с другом каждый день по скайпу.

«Он смотрел, как я готовлю завтрак, а я наблюдал, как он возится с обедом, и мы общались так, как будто жили вместе», — говорит Хребид.

Аллами несколько раз вызывали на собеседования в УВКБ, однако всякий раз возникали какие-то проблемы и проволочки.

Вновь помог Майкл Файлла: он дважды прилетал в Бейрут, чтобы ходатайствовать за Аллами.

«Я называю его своим крестным отцом», — говорит Аллами.

Ожидания решения УВКБ, Аллами получил приглашение на собеседование в канадском посольстве в Ливане, и с помощью Файллы, в сентябре 2013 года смог вылетел в канадский Ванкувер.

Хребид и Аллами оказались всего в 225 км друг от друга через границу.

«Я ездил через границу каждые выходные, чтобы повидать Бту, или если у меня выдавался свободный от работы день», — говорит Хребид.

Две свадьбы

В 2014 году в День Святого Валентина влюбленные заключили брак в Канаде, после чего Хребид подал прошение на предоставление Аллами американской визы в качестве законного супруга.

В феврале 2015 года их пригласили на интервью в иммиграционную службу США в Монреале.

«Это был долгий перелет, шесть или семь часов, и холод был неимоверный — градусов 27 ниже нуля, — вспоминает Хребид. — Сотрудница задала нам три-четыре вопроса и через 10 минут сказала Бту: «Вам дается разрешение на проживание в Соединенных Штатах в статусе иммигранта».

«Мне пришлось попросить ее повторить. Я закрыл рот рукой, чтобы не закричать. Мы вышли на улицу, и я заплакал; я дрожал от счастья. Я не мог поверить, что это наконец свершилось! Мы будем жить вместе там, где мы и хотели!».

В марте 2015 года Хребид и Аллами переехали из Ванкувера в Сиэттл на автобусе. Они решили сыграть еще одну свадьбу и официально расписались и в штате Вашингтон.

«Мы не праздновали в первый раз, а нам хотелось, чтобы была свадьба, как в сказке. Это был самый счастливый день моей жизни,» — говорит Хребид.

Сейчас они живут в Сиэттле. Хребид получил американское гражданство и работает менеджером компании по дизайну интерьера. Аллами получил гринкарту, а в будущем году должен получить и американское гражданство. Пока он работает прорабом на стройке.

Об истории их любви рассказывает новый документальный фильм «Из Ирака», премьера которого состоялась в 2016 году на фестивале в Лос-Анжелесе.

«Нам не надо больше скрываться. Когда мы идем по улице, я держу его за руку», — рассказывает Хребид.

Его супруг с ним согласен: «Все стало по-другому. Раньше мы чувствовали себя совершенно беззащитными, а теперь мы стали семьей. Этот город хорошо относится к геям. Моя мечта сбылась — я свободен».

_93330225_e06f93f9-5772-4ec4-91c2-c44e4cbd77ce _93330226_d9177878-b4f4-4059-9152-ccf0b8255988 _93330227_53b5f8bf-c5c2-4fc5-b070-ea1ccd134933 _93330228_e67a67d7-f39f-4bae-aff0-44af56172bcb

Источник: BBC

БУДЬТЕ ПЕРВЫМ КОММЕНТАТОРОМ В "Как двое иракских солдат полюбили друг друга и создали семью в США"

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*