Иран ищет новых союзников на севере


Дождавшись визита премьера Израиля в Баку, президент ИРИ отправился в Армению и Казахстан. Официально темой вояжей Роухани была экономика, но и без политики не обошлось.

Президента Ирана Хасана Роухани в Армении ждали с большим воодушевлением аж с осени. Еще бы! На эту соседнюю и дружественную страну Ереван возлагает большие надежды в контексте помощи в урегулировании карабахского конфликта в пользу армян и инвестиционной активности иранского бизнеса. Но Роухани все не ехал — вероятно, он предпочел дождаться итогов визита в Азербайджан премьера враждебного Ирану Израиля.

Визит Биньямина Нетаньяху в Баку прошел на фоне большого недовольства Тегерана, и Роухани с тяжелой душой (есть неофициальная информация о намерении Баку и Тель-Авива заключить миллиардные оружейные сделки) отправился в Ереван. Официальной информации о его визите в Армению предостаточно, но совершенно очевидно, что за закрытыми дверями обсуждались вопросы, не предназначенные для ушей «широких масс». И это вполне логично, имея в виду заинтересованность Еревана и Тегерана ситуацией в регионе и отслеживанием политической поведенческой линии таких серьезных региональных игроков, как Россия, Турция, Азербайджан и Израиль. А также нерешенность карабахского и армяно-азербайджанского конфликтов, на которые прямо или косвенно влияют позиции и действия всех вышеуказанных государств.

Коль скоро речь зашла о Карабахе. Иран играет в соответствующей проблематике большую роль: хотя бы потому, что граничит с Арменией и с непризнанной республикой и заинтересован в создании вокруг себя надежного пояса безопасности. То есть как минимум — в длительном замораживании конфликта и недопущении возобновления военной эскалации по типу апрельской.

Кроме того, Армения является для Ирана «окном в Европу», мостом, связывающим его с Западом. Так что заверения Роухани в Ереване, в соответствии с которыми Тегеран выступает исключительно за мирное урегулирование, никак нельзя отнести к дипломатической формальности — он кровно в нем заинтересован. Однако ровно в той мере, которая не позволит Турции и Израилю влиять на процесс урегулирования авторитетнее, чем того желает Тегеран.

Армения, по понятным причинам, тоже против активности Турции в армяно-азербайджанских отношениях и вообще любой активности этой страны, которой она не доверяет — геноцид армян в Османской империи вековой давности, а также блокада Армении со стороны Турции длиной в почти четверть века на почве Карабаха дают о себе знать.

Вообще на фоне сирийских событий и роли в них Турции Армения желает держаться от этой страны подальше, хотя она не против подключения к региональным проектам с ее участием.

В общем, Армения интересна Ирану, в частности, потому, что она является участником системы региональной безопасности и политическим антагонистом Турции, которая, в свою очередь, напрямую связана с процессами, происходящими в Сирии. Кроме того, Армения является стратегическим партнером России и имеет с ней общее пространство обороны и безопасности, а Москва и Тегеран стоят по одну сторону «баррикад» в сирийском и иных вопросах. Все это вкупе имеет отношение и к Армении как региональному участнику. Так что Роухани и президент Серж Саргсян не могли не обсуждать вопросы большой политики, включая международный терроризм, в которую Армения вынужденно включена из-за всего клубка взаимоотношений с Россией, Ираном, Турцией, Азербайджаном и сирийской проблематики. И клубок этот стал интенсивно обрастать еще и фактором Израиля.

В информации армянских официальных источников об этом сказано скупо: «Стороны обменялись мнениями по политическим, экономическим, культурным, региональным и международным вопросам, представляющим взаимный интерес». Кроме того, Саргсян и Роухани выразили удовлетворение высоким уровнем двусторонних отношений и подтвердили свою решимость расширять их в дальнейшем. В ходе беседы была подчеркнута и необходимость полноценного использования транспортных и транзитных путей, проходящих по территориям Армении и Ирана, а также связывающих Персидский залив с Черным морем в рамках международного коридора «Север-Юг».

Как сказал армянскому изданию PANORAMA заместитель директора Института Кавказа политолог Сергей Минасян, визит Роухани в Армению имеет геополитическое значение, но при этом не стоит забывать обо всех экономических, энергетических и коммуникационных перспективах, которые могут быть открыты между двумя странами. «Необходимо учитывать вступление в силу так называемого ядерного соглашения, которое предоставляет возможность осуществлять более активное сотрудничество между Ереваном и Тегераном», — сказал он.

Рассматривая поездку Роухани в Армению в контексте состоявшегося недавно визита Нетаньяху в Азербайджан, политолог отметил: «Очевидно, что в этом есть определенная символика. Понятно, что для Тегерана в азербайджано-израильских отношениях важную роль играют армяно-иранские отношения. Также не менее важную роль играет весь спектр отношений Армения — Иран, Армения — Россия».

А востоковед Вардан Восканян добавил, что «с точки зрения дальнейшего укрепления и углубления армяно-иранских отношений сложно было бы представить более благоприятную атмосферу, нежели когда в региональных программах с иранским участием два наших конкурента — Азербайджан и Турция — успели существенно испортить отношения с Тегераном. Посему необходимо четко констатировать, что визит проходит вовремя и в подходящих условиях».

«Если рассматривать общий спектр обсуждаемых в рамках визита вопросов, — продолжил эксперт, — то он содержит в себе как политические, так и экономические и культурные компоненты. Однако естественно, что гораздо большее внимание уделяется экономическому сегменту, в частности, дополнительной координации совместных усилий по участию Армении и Ирана в различных региональных программах и продвижения этих программ с большей эффективностью. В данном контексте, безусловно, важно, что иранская сторона и прежде практически на всех уровнях специально подчеркивала значимость Армении в деле обеспечения выхода для Исламской Республики на север, или, иными словами, ее роль в качестве ключевого звена коридора Персидский залив — Черное море, создание которого по сути изменит геополитический расклад сил в регионе, кратчайшим путем свяжет ИРИ с Европой, выведет Армению из блокады турецко-азербайджанского тандема, а также сформирует для Грузии серьезнейшую альтернативу для снижения зависимости от того же самого альянса Баку и Анкары».

Здесь же отметим, что в рамках визита Роухани в Ереване состоялся бизнес-форум «Армения-Иран». На нем большое внимание было уделено продвижению иранских товаров в ЕАЭС через территорию Армении и созданию сторонами совместной продукции, которая может быть экспортирована в государства этого союза без таможенных преград. А Саргсян сделал акцент на привлечении в Армению иранских инвестиций и заверил, что они будут пользоваться льготами, гарантированно защищены, и вообще он возьмет «под свой личный контроль все начинания, которые крупные иранские предприниматели заложат в Армении».

Из Еревана Роухани отправился в Казахстан — страну, которую можно считать весьма дружественной Азербайджану и критически настроенной к Армении. У иранского президента очень много интересов в Астане, в том числе, касающихся импорта урана, конкуренции с Турцией и Израилем и т. д. Львиная доля интереса основана и на разделе Каспийского моря, к которому Казахстан, Азербайджан и Россия имеют разные с Ираном подходы. Но, судя по общей тональности проходящего визита, противоречия по Каспию пока отходят на задний план, поскольку сторонам надо решать более «горячие» вопросы — Казахстан, как и весь регион Центральной Азии, стоит перед серьезными террористическими угрозами, и в этом плане плотно сотрудничать с Ираном просто выгодно. Президент Казахстана Нурсултан Назарбаев, как никто другой, хорошо это понимает.

Так что его прямую речь по итогам переговоров с Роухани нельзя воспринимать как формальную — вообще, надо сказать, что казахский официоз дает гораздо больше пищи для раздумий, чем армянский. Да и сам Роухани высказывался в Казахстане гораздо более определенно и открыто, чем в Армении. А сказал Нурсултан Абишевич многое. В частности, что Астана поддерживает стремление Ирана взаимодействовать в рамках Евразийского экономического союза и Шанхайской организации сотрудничества.

Во-вторых, он подчеркнул, что «Иран является для Казахстана важным партнером в мусульманском мире, соседом и другом в прикаспийском регионе». Коснулся он и «ядерного вопроса». По его заявлению, за время снятия санкций с Ирана (к которому, кстати, приложил руку и Назарбаев, что Роухани отметил как «особую роль»), Исламская Республика многого достигла в вопросе системного развития экономики. «Мы думаем, — обратился он к Роухани, — что проводимая вами политика принесет пользу всем прикаспийским государствам … Впереди нас ждут большие дела». Интересно, конечно, как отреагировали в «глубине кабинетов» на такое заявление Турция и Израиль.

Что касается развития торгово-экономических связей, Назарбаев настроен в этом плане весьма решительно — и это естественно, потому что дивиденды от сотрудничества с Ираном для Казахстана очевидны. Так, Назарбаев в качестве одного из приоритетных направлений выделил строительство логистического центра зерновых и контейнерных терминалов, использование всех имеющихся у стран транзитных возможностей с выходом в Персидский залив.

Он, кроме того, проинформировал о заинтересованности Ирана в проведении геолого-исследовательских работ на территории Казахстана и о сотрудничестве сторон в сфере металлургии. Здесь же отметим, что слово «уран» произнесено не было, но, вероятно, подразумевалось, поскольку запасы урана у Ирана ограничены, а у Казахстана их в избытке. При этом условия ядерного соглашения позволяют Ирану закупать природный уран, а в Казахстане в будущем году завершится строительство склада низкообогащенного урана, и он вполне сможет поставлять его своему соседу по Каспию — разумеется, под контролем МАГАТЭ. Это усилит позиции Казахстана на международном уровне в области мирного использования атомной энергии, что вполне вписывается в прагматизм Назарбаева.

Словом, надо думать, что за «закрытыми дверями» обсуждалась и урановая сделка, и, не исключено, нацеленность Ирана на некоторые проекты, которые считают априори «своими» Турция и Израиль. Бизнес последних в Казахстане, как говорят, расширяется, что не может устроить Иран, имея в виду не столько собственно экономику, сколько ее влияние на политику.

И еще один момент, по которому Роухани высказался в Казахстане вполне определенно — необходимость совместной борьбы с терроризмом: «Ситуация в Ираке и Сирии всех нас беспокоит. Эту проблему надо решить и вернуть в эти страны стабильность и безопасность». Он особо подчеркнул «влиятельность» Ирана и Казахстана в регионе.

Насколько «славно» слетал Роухани в Армению и Казахстан покажет, вероятно, ближайшее будущее. Точнее, очень многое будет зависеть от того, насколько политически оправданным, долгосрочным и устойчивым будет — если таковой все же сложится — альянс России, Турции и Ирана: встреча президентов этих стран запланирована в Астане (что символично) в январе будущего года.

Если этому нарождающемуся альянсу будет сопутствовать успех — имеется в виду не только сирийская проблематика, а общий план, — полегчает со многими региональными и мировыми конфликтами, а отдельные проблемы глобального характера приблизятся к развязке.

Автор: Ирина Джорбенадзе

Источник: www.rosbalt.ru

БУДЬТЕ ПЕРВЫМ КОММЕНТАТОРОМ В "Иран ищет новых союзников на севере"

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*