Иран и США на грани разрыва ядерной сделки


Заключенное в июле 2015 года между Ираном и группой 5+1 ядерное соглашение, ставшее еще недавно причиной ликования и позитивных ожиданий, сегодня трещит по швам. Причиной тому стали систематические недружественные жесты со стороны Соединенных Штатов. Это и препятствование разморозке иранских активов в американских банках, и форсирование антииранской риторики в СМИ и на уровне официальных лиц, и многое другое. Наиболее значимым мероприятием в этом отношении стало продление Конгрессом США действия Закона о санкциях в отношении Исламской Республики еще на 10 лет. Данная инициатива уже была раскритикована в Иране, а недавно стала причиной и для вполне конкретных ответных мер руководства Исламской Республики. Более того, ряд высших руководителей ИРИ не только негативно высказались в отношении своих американских коллег, но и выразили сомнения в необходимости действия заключенного договора в сложившихся условиях.

Какова же суть одобренного Конгрессом закона? Он дает возможность президенту Соединенных Штатов лично, без одобрения законодательной власти, вводить санкции в отношении предпринимателей, осуществляющих сделки с Ираном в сфере энергетики. Учитывая, что именно эта сфера на данный момент обеспечивает наибольший приток денежных средств в ИРИ, как страну-экспортера энергоносителей, ограничение выглядит весьма серьезным и совершенно не дружественным. Однако это не выглядело бы столь губительно для судьбы ядерного соглашения, если бы последнее было ратифицировано Конгрессом США. Дело в том, что упомянутой ратификации также не произошло — несмотря на то, что президент Барак Обама воспользовался своим конституционным правом заключать международные договора, и подписал сделку с ИРИ, соглашение не было одобрено законодательной властью страны. Это дает возможность следующему президенту Соединенных Штатов, Дональду Трампу, продолжить недружественные мероприятия по торпедированию ядерной сделки с Тегераном. По сути, он имеет право отменить действие выработанного и подписанного документа одним своим указом, что, учитывая предвыборные обещания президента-республиканца покончить с ядерным соглашением и позицией его однопартийцев в Конгрессе, не выглядит такой уж фантастикой.

Не добавляют оптимистических прогнозов американо-иранским отношениям и имена соратников Трампа по военной части — такие персонажи, как генералы Майкл Флинн и Джеймс Мэттис, рассматриваемые новым президентом США в качестве советника по нацбезопасности и главы Пентагона соответственно, известны как противники ядерного соглашения и сторонники жесткой политики в отношении Исламской Республики. Более того, 2 декабря из сообщения издания Finansial Times стало известно о том, что команда Дональда Трампа изучает возможность введения в отношении Ирана нового пакета санкций, уже не связанного с ядерной программой, и касающегося, якобы, нарушения прав человека в ИРИ и ее ракетной программы. К слову, последняя уже давно является предметом опасений не только Соединенных Штатов, но и их европейских союзников. Так, в марте текущего года США, Великобритания, Франция и Германия подвергли критике программу Тегерана по созданию баллистических ракет различных классов, и обвинили Иран в нарушении резолюции Совета Безопасности ООН от 20 июля 2015 года. Западные державы отмечали потенциальную возможность упомянутой ракетной техники нести ядерные боезаряды, что отрицать, конечно, нет смысла. При этом названная резолюция ни разу не упоминает о запрете испытаний ракет. В итоге, в ходе консультации с министром иностранных дел Ирана, глава европейской дипломатии Федерика Могерини приняла иранскую точку зрения, и подтвердила отсутствие связи между ракетной программой ИРИ и ядерной сделкой Тегерана и группы 5+1.

Вне сомнения, есть у Дональда Трампа и некоторые сдерживающие моменты, которые, возможно, заставят его действовать несколько осторожнее обещанного — речь идет об американском бизнес-сообществе, части которого санкции в отношении Ирана не выгодны. Американский бизнес рассматривает ИРИ не с идеологической или политической, а с сугубо прагматической точки зрения — это важный экспортер энергоносителей, огромный рынок сбыта, перспективное поле для инвестиций, настоящая кладовая образованной, квалифицированной и относительно дешевой по меркам США рабочей силы. Учитывая бизнес-бэкграунд президента США, можно предположить, что фактор интересов американских предпринимателей удержит его от радикальных действий. И здесь у Дональда Трампа будет важный обходной путь, который дает ему уже упомянутый продленный Конгрессом закон. Отменяя, согласно обязательствам по ядерному соглашению, одни антииранские санкции, он может в облегченном и ускоренном порядке вводить другие — не менее чувствительные и вполне симметричные. В этой связи заявления представителей Конгресса о том, что принятый закон не нарушает ядерного соглашения и дает возможность американскому президенту лишь вводить санкции в случае невыполнения Ираном ядерной сделки, выглядят лукавством, которое было понято и, как нам представляется, вполне адекватно оценено в Тегеране.

Сначала Верховный Лидер ИРИ аятолла Али Хаменеи заявил о том, что принятый Конгрессом закон идет вразрез с достигнутой летом 2015-го года договоренностью, и пообещал незамедлительную реакцию на это своей страны. А уже вскоре по данному поводу высказался президент Ирана Хасан Роухани, который пообещал не позволить Дональду Трампу разорвать соглашение, выработанное и подписанное между ИРИ и шестью ведущими мировыми державами. Вне сомнения, формально позиции Ирана сильны — он исправно выполняет свою часть сделки, о чем неоднократно свидетельствовали инспекции МАГАТЭ и глава данной организации Юкия Амано. Однако вскоре Исламская Республика решилась и на заявления о конкретных мерах — в пику решений Конгресса США. «В отношении недавнего постановления о продлении Закона о санкциях против Ирана, я приказал Организации атомной энергии Ирана запланировать разработку и создание атомного двигателя, который должен будет использоваться в морских перевозках», — провозгласил президент ИРИ Хасан Роухани 13 декабря. При этом Роухани не конкретизировал, имел он в виду исключительно атомные двигатели для надводных судов или также и для боевых подводных лодок, что может серьезно изменить расстановку сил в Персидском заливе. Однако данное заявление оказалось настолько рациональным и продуманным, что даже представителям США пришлось признать, что иранская инициатива не противоречит заключенному в 2015 году ядерному соглашению. Соответствующее высказывание принадлежит пресс-секретарю Белого Дома Джошу Эрнесту. Пресс-секретарь Госдепартамента США Джон Кирби, в свою очередь, возложил ответственность за установление соответствия слов Роухани с положениями ядерной сделки на МАГАТЭ и ее инспекции.

Кроме того, Хасан Роухани приказал начать разработку топлива для атомных морских судов. По словам президента Ирана, данная мера должна быть в полном соответствии с национальной программой развития мирного атома. Последняя, в свою очередь, соответствует ядерному соглашению июля 2015 года, по которому ИРИ не имеет права обогащать уран выше уровня в 3,67%. Но для создания ядерного топлива для морских судов нужен уран, обогащенный хотя бы до 20%, что вызывает некоторые вопросы… Впрочем, по мнению российских экспертов, Роухани имел в виду лишь разработку источников питания для атомных кораблей, а не повышение уровня обогащения урана. При этом намек всем, несомненно, понятен.

Отреагировал на американские меры Иран и по линии МИД. Глава внешнеполитического ведомства ИРИ Джавад Зариф направил на имя уже упомянутой Федерики Могерини письмо, в котором обвинил США в препятствовании реализации всех пунктов ядерного соглашения, и призвал созвать представителей группы 5+1 для обсуждения сложившегося положения.
Вне сомнения, Иран не заинтересован в обострении ситуации и разрыве ядерной сделки — она позитивно сказалась на экономической ситуации в стране, стала важным шагом для преодоления политической изоляции Тегерана, и не потребовала от Исламской Республики по-настоящему определяющих уступок. Представляется, что до последнего ИРИ будет пытаться действовать в дипломатическом поле, изыскивая мирные и компромиссные варианты решения противоречий. Однако, в случае активизации ястребиной политики Вашингтона, Тегеран готов дать симметричный ответ, который может находиться и за пределами, очерченными соглашением между ИРИ и группой 5+1. Это, вне сомнения, станет новым витком конфронтации Ирана и стран Запада во главе с США, негативным образом скажется не только на ближневосточной ситуации, но и на общемировой обстановке, еще более отдалит американо-российское потепление и толкнет мировые державы на поляризацию по центрам силы. Очевидно, что данный сценарий — не то, что ждали от администрации Трампа не только ближневосточные, но и, к примеру, российские наблюдатели, и, в этой связи, стремление Ирана помешать разрыву ядерного соглашения вызывает не только понимание, но и однозначные симпатии.

Автор: Антон Евстратов
Источник: eadaily.com

БУДЬТЕ ПЕРВЫМ КОММЕНТАТОРОМ В "Иран и США на грани разрыва ядерной сделки"

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*