Уитни Бьюкенен: Middle East Collective – это социальная инициатива, которая содействует пониманию региона БВСА


Ближний Восток, это регион древней истории, регион, подаривший миру три мировых религии, а также множество войн, противоречий и конфликтов. Порой события на Ближнем Востоке неверно трактуются на западе. Однако, есть люди, специалисты, которые пытаются наводить мосты между Ближним Востоком и западным миром. Эти люди пытаются довести до мира суть происходящего.

Одна из таких людей — Уитни Бьюкенен, аналитик и обозреватель по гендерным вопросам и вопросам БВСА (Ближний Восток и Северная Африка).  Основательница  www.middleeastcollective.com.

Предлагаем вам ознакомиться с нашим интервью с г-жой Бьюкенен.

И так, вопрос первый: Давайте разделим вашу жизнь условно на два периода. Первый назовем американским, второй назовем Ближневосточным. Во время американского периода, когда вы жили в США, что вы знали об исламе и о Ближнем Востоке? На основе чего формировалось ваше мнение об этой религии и об этом регионе?

Признаюсь, я мало что знала об исламе и культуре Ближнего Востока до старших классов, когда я взяла на себя смелость начать изучать авраамические традиции вне школы. Я сделала это главным образом потому, что один из моих лучших друзей был евреем, и я хотела больше узнать о традициях и религиозной практике его семьи, и потому что углубленный анализ нехристианских религий был (и остается) весьма щекотливой темой по всему Библейскому Поясу. Тем не менее, я начала интенсивно изучать ислам и Ближний Восток в Университете Теннесси. Я пристрастилась почти мгновенно, когда я взяла свой первый урок по Религиоведение, и поэтому я решила стать религиоведом. За это время большинство из моих лучших друзей были мусульманками, чьи семьи были родом из Курдистана, Ирана, Пакистана и Египта. Они всегда были очень открытыми и подлинными, всякий раз, когда я задавала им, казалось, миллионы вопросов, касающихся их родины, их кухни, как они молились, их суеверий, красивых одеяний, которые они носили в мусульманские праздники, их отношения с Богом, и что им больше всего нравилось в жизни в Америке, в отличие от Ближнего Востока и Северной Африки (БВСА).

 Я стала защищать этих женщин, всякий раз, когда исламофобия начинала расти в восточном Теннесси.  В 2010 году мечеть рядом с университетом подверглась актам вандализма и антиисламские знаки стали появляться вдоль дорог. В Ноксвилле было снято видео мужчин мочащихся на Коран, начинив книгу беконом и сжегших ее, выкрикивая нетолерантные  ругательства, неподобающие “христианину”.  Я помню как моя подруга Назли, американка иранского происхождения, смотрела это видео в библиотеке, когда мы готовились к нашим  экзаменам. Когда слезы покатились по ее щекам, я больше не могла хранить молчание на кампусе, поэтому я организовала публичные дискуссии, митинги и другие мероприятия. Думаю, именно в тот болезненный момент я стала активистом и сторонником продвижения религиозной терпимости и понимания региона БВСА.

Вы учились в Каире, застали времена правления Мубарака, Мурси и маршала Ас-Сиси. Оглядываясь назад в 2011 год, по вашему мнению, что в Египте изменилось? Есть ли изменения в худшую или в лучшую сторону? 

В первый раз я посетила Египет в 2010 году, когда я занималась исследованием, и могу с уверенностью сказать, что страна пережила очень сложные изменения с тех пор. Я разговаривала со многими друзьями в Египте и экспертами, которые говорят, что сейчас экономическая ситуация в стране хуже чем  была после свержения Мубарака. Над страной нависла угроза гиперинфляции и сегодня 1 доллар США равен 15,50 египетских фунтов, что является абсолютным шоком, так как за 8 лет я не видела такого резкого падение египетского фунта. Но, несмотря на то, что египтяне, как и экспаты, тщетно старались найти сахар в течение всего октября и ноября, я не думаю, что мы увидим (в ближайшее время) лозунги “Хлеб, свобода и социальная справедливость”.

В то же время, политика в отношении гендерного равенства в целом лучше, чем во времена Мурси. В своей предыдущей магистерской работе я установила, что режим Мурси намного негативнее влиял на программы расширения прав и возможностей женщин и общее благополучие женщин, чем правительство Мубарака, из-за жестких указов и принудительного снижения женского политического представительства.

Я не хочу подливать масла в огонь, так как я люблю Египет и планирую вернуться в 2017 году для исследования, но я надеюсь, что нынешнее правительство ослабит бразды правления, позволив студентам, журналистам и активистам выступать и писать свободно, не опасаясь быть наказанными каким либо образом.

 Много людей в наши дни имеют техническую и материальную возможность создать сайт. И посредством его пропагандировать какие-то идеи, попытаться что-то изменить или улучшить в сознании людей. Но мало кто это делает. Вы это сделали. Расскажите о миссии вашего сайта, о планах по дальнейшему развитию.

Главным образом, я хотел создать духовное пространство, где люди могут учиться, расти, уважительно делиться идеями и строить диалоги о том, как сделать наши разнообразные сообщества более терпимыми друг к другу.

Middle East Collective (MEC) – это социальная инициатива, которая содействует пониманию региона БВСА и толерантности к исламу, одновременно охватывая мусульманские общины на Западе. MEC работает над наведением мостов между мусульманами и немусульманами, путем сбора предложений.  Эти вклады могут быть в форме фоторепортажей, искусства, поэзии, устного творчества, документальных фильмов, научных статей, личных историй и в других понятных формах самовыражения угодных вкладчику.

Я нахожусь в процессе сотрудничества с чрезвычайно талантливыми художниками из стран БВСА и арабо-американцами, которые готовят изображения специально для MEC, которые будут размещены на отдельных видах продукции в следующем году. Я также работаю с Люси Гуле, основательницей Women in Foreign Policy (Женщины во Внешней Политике), над невероятно захватывающим партнерством, которое начнется в январе 2017 года. Вы можете посетить наши веб-сайты в начале января для получения дополнительной информации!

Долгое время, США играли важную роль на Ближнем Востоке. Некоторые эксперты считают, что эта роль была неоднозначна. Сейчас в Вашингтоне новый президент, Дональд Трамп. Как вы считаете, какова будет Ближневосточная политика США при Трампе?

В данный момент трудно что-то сказать насчет планов Дональда Трампа касательно отношений между США и БВСА, так как он не сильно акцентировал внимание на этой важной теме на протяжении президентских избирательных кампаний. Это очень важный момент и я надеюсь, что он уважает международные договоры и законы, существующие в настоящее время между США и странами БВСА.

Как госсекретарь, Хиллари Клинтон достигла успехов в проведении переговоров и реализации успешных мирных переговоров в регионе. Ее стратегии следует тщательно изучить и учесть, независимо от того, что она была «конкурентом» Трампа на протяжении всего процесса президентских выборов. Трамп и его советники должны привлечь настоящих экспертов по БВСА, которые могут помочь нашему правительству определить, что в последние годы дало хорошие результаты, и  что мы можем улучшить, особенно в связи с вопросами, касающимися ИГИЛ, недавно отвергнутого предложения Джона Керри о мирных переговорах, и все более усложняющегося кризиса с сирийскими беженцами.

Президент Египта  ас-Сиси предположительно был первым человеком, который позвонил Трампу, чтобы поздравить его, и у многих других ученых и экспертов смешанные чувства по этому поводу. Нашей ближневосточной повесткой дня не должны быть запрет въезда мусульманам или введение обязательной регистрации для мусульман, так как эти предложения только сделают наши отношения с большинством стран БВСА более напряженными. Кроме того, мы не можем принять политику, которая сосредоточена исключительно на использовании беспилотных летательных аппаратов, точечной ликвидации, устаревших военных документах и вовлечении военных. Мы должны работать над улучшением дипломатических стратегий, состоящих из мирных диалогов, переговоров и традиционных незападных процессов примирения, характерные для всего региона БВСА.

 

БУДЬТЕ ПЕРВЫМ КОММЕНТАТОРОМ В "Уитни Бьюкенен: Middle East Collective – это социальная инициатива, которая содействует пониманию региона БВСА"

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*