Мартовское восстание в Карабахе (1920) и его последствия для Южного Кавказа


Военнослужащие армии АДР

Военнослужащие армии АДР

Краткая история существования первой республики стала началом активного строительства национальной армии. Процесс стартовал летом 1918 года. Постановлением временного правительства Азербайджана от 26 июня 1918 года, Мусульманский корпус был переименован в «Отдельный азербайджанский корпус»(1). На должность военного министра был назначен генерал С. С. Мехмандаров, его заместителем стал генерал А. А. Шихлинский, начальником Генерального штаба стал  М. С. Сулькевич. Процесс  организации и вооружения армии проходил трудно.  К началу 1920 года армия состояла из  «1-ой (штаб находился в Гяндже) и 2-ой (Баку) пехотных дивизий, каждая из которых состояла из трех полков (численность которых достигала, в зависимости от эффективности набора, от 1000 до 1700 человек), и одной кавалерийской дивизии, состоявшей из Татарского, Карабахского и Шекинского конных полков четырехсотенного состава, а также Курдского конного дивизиона. Кроме того, в состав армии входили две артиллерийские бригады, дивизион легкой артиллерии, полицейский резервный полк и иррегулярные части, разбросанные по всей территории республики»(2).  Общая  штатная численность войск приблизительно оценивалась в 30 тысяч человек(3).

Серьёзным испытанием для  частей национальной армии стало Мартовское Восстание 1920 года. Стоит отметить, что о наличие угрозы захвата Шушы, Аскерана и Ханкенди со стороны армянских вооружённых частей сообщалось ещё в январе(4). С целью нейтрализовать эти попытки 15 марта 1920 года Комитетом Государственной Обороны было принято постановление, в котором предполагалось «занятие некоторых стратегических пунктов в Карабахе военными силами в целях воспрепятствования движению армянских воинских частей и соединению их с армянами Карабаха и Зангезура, а также создания выгодных стратегических условий на случай возможного восстания армян Нагорного Карабаха»(5). Принятые меры оказались не напрасными в ночь с 22 на 23 марта, когда азербайджанское население по традиции праздновало Новруз байрам, в Карабахе вспыхнуло армянское восстание. Описывая события мартовского восстания, газета Азербайджан сообщала: «В ночь с 22 на 23 вооруженными силами армян произведено одновременно вероломное нападение на гг. Шушу, Ханкенди, Тертер и Аскеран, в которых находятся наши войсковые части. В Аскеране армянские вооруженные силы напали на спящий отряд аскеров численностью в 50 человек, захватили отряд в плен и взяли аскеранские позиции. В остальных местах армянские войска отбиты с большим уроном для них»(6).

Для пресечения этой опасности были предприняты срочные меры. 24 марта 1920 года приказом военного министра генерала  Мехмандарова, начальник Штаба азербайджанской армии  генерал-майор Г. Ю. Салимов (назначен на эту должность 2 марта) был направлен в Карабах, в срочном порядке. Прибывший в Агдам, Салимов, сообщал о положении дел в Карабахе следующее «По данным разведки, армяне сосредоточили в Герусах регулярный пехотный полк под командованием полковника Казарова. У Дро сосредоточено в Зангезурском у. до 7 тыс. партизан. В районе Аскерана, Бруджа действуют партизаны Дели Казара, насчитывающие вместе с местными армянами до 4 тыс. вооруженных людей»(7). Не забыл, он так же дать личную оценку событий назвав всё происходящее «негласной войной»(8). В целом на момент начала «Аскеранской операции» положение Азербайджанских войск на линии фронта Салимов оценивал как «устойчивое» и добавлял «Жду сосредоточения высланных подкреплений для перехода в решительное наступление»(9).

Азербайджанские военные 1918 год

Азербайджанские военные 1918 год

Наступление азербайджанских войск начавшееся 3 апреля обернулось  крупным успехом завершившимся освобождением Аскерана и восстановлением контроля над Ханкенди и Шушой. Об этом подробно писал генерал Салимов в своём донесении от 5 апреля «В Шушинском направлении взяты Дашбаши, Енгиджа, Мехтикенд, Каябаши, Балуджа и Ханазах. В 16 час. отряд сосредоточился в Ханкендах, дорога Шуша-Ханкенди обстреливается из Шушакенда и Дашкенда. Все же предполагаю 5-го пройти Шушу», «В бою 3 (апреля) точно выяснено участие трех регулярных батальонов. Из переписки видно, что есть другие части. В большом кольцевом окопе, в дер. Курд-Ханабад убит именовавший себя главнокомандующим карабахскими войсками Дели Казар. Это обстоятельство, по-видимому, сильно подорвало дух армян»(10). Уже будучи в Шуше, 5 апреля генерал Салимов докладывал «4-го к вечеру взяты дер.Кятик, Аран-Замин, Нахчиваник, слева колонна вышла к Малибекли»(11). Тем временем на другом участке фронта (тертерском напрвлении) 7 апреля было освобождено село Талыш (12). После упорных четыртёхдневных боёв на шушинской части линии фронта 12 апреля были взяты Кешишкенд и Шушикенд, об этом сообщал находившийся в Аскеране генерал Салимов в своём донесении от 14 апреля(13).

Несмотря на успехи достигнутые во время апрельских боёв 1920 года, существовали и ряд обстоятельств, которые осложняли положение азербайджанских частей в Карабахе и затрудняли их продвижение в некоторых частях фронта (Джебраильский, Тертерский), а также организации наступления в Зангезурском направлении (предпологалось, что это наступление начнётся 20-ых числах апреля). Описывая проблемы азербайджанских частей генерал Салимов резонно отмечал «Главный недостаток — отсутствие опытных офицеров, хотя бы в роли командиров батальона. Лично приходится самому направлять и двигать не только полки и батальоны, но даже роты»(14). По этой причине он просил ускорения высылки офицеров прошедших хотя бы трёхнедедьный курс подготовки. Помехи также создавались местным армянским населением, которые по словам Салимова «образовало ряд отрядов, которые производят ночные налеты на ту или иную мусульманскую деревню, сжигают их и снова уходят в горы»(15). Определённую роль играло не всегда хорошо организованное тыловое обеспечение, на сей счёт Салимов писал «Мне не под силу вести операции, лично руководить боями и одновременно заботиться доставлением продовольствия, боевых и санитарных припасов»(16). Свою лепту в снижении боеспособности войсковых частей сыграла и усиленная большевитская агитация, которая приводила к дезертирству и не подчинению командам вышестоящих начальников. Давая оценку этому обстоятельству историк Р.Мустафазаде пишет «Важно при этом подчеркнуть, что дезертирство в некоторых частях носило не пассивный, а активный характер — солдаты оставались в строю, но подчинялись приказам не военного министерства, а своих командиров, перешедших на сторону большевиков, и действовали уже против законного правительства»(17). Вторжение военных частей Советской России в Азербайджан и захват Баку привел к тому, что военный министр генерал Мехмандаров, был вынужден сложить с себя свои полномочия и передать их новой власти. Это окончательно поставило крест на дальнейшей организации войск и наступление в сторону Зангезура.

Габиб бек Салимов

Габиб бек Салимов

В завершении, стоит сказать, что несмотря на все лишения и трудности, которые настигли ещё по сути только строящуюся армию, офицеры и солдаты проявили примерную отвагу зашищая свою родину. Не жалея на этом пути ни сил, ни средств, ни здоровья. Примером этого могут служить слова самого генерала Салимова, сказанные им за несколько дней до вторжения русских «Я в курсе творимого в Карабахе и принимаю все меры, какие нахожу необходимыми по условиям обстановки. Верьте мне, что я себя не щажу и в том направлении, где нахожусь и командую лично, там не дам застать себя врасплох противнику»(18).

Дальнейшая судьба самого Салимова была не менее трагичной. О последних днях этого талантливейшего офицера, который был одним из тех кто стоял у истоков формирования национальной армии пишет военный-историк Ш.Назирли «После всех этих ложных обвинений 30 декабря 1920 года в 10.30 большевики расстреляли генерала Габиб бека Салимова. Одним из пунктов решения «тройки» была конфискация имущества генерала. Какой собственностью владел генерал Салимов? В документах указано: Габиб бек Салимов – холост, 39 лет. Живет вместе с братом, имеет две десятины земли и три десятины дачного участка, оставшегося после отца. И все.»(19).

Хочу отдельно подчеркнуть, что отвлечение боеспособных соединений армии АДР с северной границы на западное направление облегчило России оккупацию Азербайджана. Действия армянских сил в Карабахе облегчили русским оккупацию Азербайджана, что создало благоприятную обстановку для оккупации Армянской республики и Грузии в 1921 году.

Автор: Фарид Мургузов

Twitter @F_Murguzov

Использованные Источники:

  • Азербайджанская Демократическая Республика (1918-1920). Армия. (Документы и материалы) — Баку, издательство «Азербайджан», 1998. (Стр 13)
  • Мустафа-заде Р.С. Две Республики. Азербайджано-российские отношения в 1918-1922 п: -М., 2006. (Стр 67)
  • Там же (Стр 68)
  • Азербайджанская Демократическая Республика (1918-1920). Армия. (Документы и материалы) — Баку, издательство «Азербайджан», 1998. (Стр 244)
  • Там же (Стр 251)
  • Там же (Стр 266)
  • Там же (Стр 277)
  • Там же (Стр 279)
  • Там же (Стр 289)
  • Там же (Стр 293)
  • Там же (Стр 293)
  • Там же (Стр 294)
  • Там же (Стр 312)
  • Там же (Стр 314)
  • Там же (Стр 318)
  • Там же (Стр 310)
  • Мустафа-заде Р.С. Две Республики. Азербайджано-российские отношения в 1918-1922 п: -М., 2006. (Стр 101)
  • Азербайджанская Демократическая Республика (1918-1920). Армия. (Документы и материалы) — Баку, издательство «Азербайджан», 1998. (Стр 319)
  • Шамистан Назирли, Каспий. – 2011. – 5 февраля.- С. 9 —

 

 

БУДЬТЕ ПЕРВЫМ КОММЕНТАТОРОМ В "Мартовское восстание в Карабахе (1920) и его последствия для Южного Кавказа"

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*


Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.