Карабахский вопрос в 1918-1920 годах


Провозгласив Азербайджанскую Демократическую Республику деятели первой республики сталкнулись с рядом серьёзных проблем, мешавших в полной мере претворить в жизнь задуманные ими реформы политического и социального характера. Одной из таких проблем было наличие “Территориальных споров” с соседними республиками Грузией и Арменией. Особо острый характер этот вопрос носил в спорах с Арменией (Араратская Республика), нередко доходившие до открытого вооружённого столкновения с человеческими жертвами. Одной из таких спорных территорий между АДР и Арменией был “Карабах”.

На момент провозглашения обеих республик отдельной административной единицы под названием “Карабах” не существовало. Поэтому в этом случае правильно будет говорить о “Географическом Карабахе”, территория которого входила в состав Елисаветпольской Губернии и состояла из четырёх уездов: Шушинского, Зангезурского, Джаванширского и Джебраильского (Карягин). Все четыре административные единицы были образованы поэтапно начиная с середины 19 века вместо ликвидированной в 1840 году “Карабахской провинции” (Образованного в свою очередь вместо “Карабахского Ханства” ликвидированного в 1822 году).

Незадолго до провозглашения АДР Азербайджанцы продолжали составлять относительное большинство в Карабахе. По данным “Кавказского календаря на 1917 г” численное соотношение между азербайджанцами и армянами в выше указанных уездах было 315 тысяч азербайджанцев (татар) против 242 тысяч армян. Анализируя эти данные сотрудник МИД АДР А.С.Щепотьев пришёл к выводу о завышенности числа армян проживающих в Карабахе. Аргументируя это тем что количество мусульман не подлежащих воинской повинности намного больше указанного в статистике и увеличения количества карабахских армян за счёт эмигрировавших в другие города в своё время из Карабаха. Шепотьев пришёл к выводу что количество армян проживающих в Карабахе составляет 170 тысяч человек, а азербайджанцев 415 тысяч человек.

В дипломатическую борьбу за Карабах, лидеры АДР вступили сразу после провозглашения независимости. Одним из первых шагов было согласие (во время Батумской Конференции) на уступку города Эривань (современный Ереван) в качестве политического центра для армян (уступку Эривани члены национального совета назвали “Неизбежным злом”, критическое положение правительства и необходимость освобождения Баку во многом сыграли определяющую роль при принятии этого решения) при условии отказа армян от претензий на Карабах. Как показало время это не возымело должного эффекта. Как писал в июле 1918 года Ф. Х. Хойский  Мамед Эмину Разусзаде находившемуся в Стамбуле «…если армяне заявят претензии на Карабах, то тогда откажитесь уступать им Эривань и часть Казахского уезда». Положение в Карабахе удалось стабилизировать к концу лета. Благодаря “Договору Дружбы” заключённому между АДР и Османской Империей, четвёртый пункт которого предоставлял возможность АДР просить военную помощь при необходимости, чем они сразу воспользовались. По распоряжению Нури-паши, 10 августа в Карабах были направлены отряды для наведения порядка. После подписания Мудросского договора и ухода турецких войск, армяне вновь приступили к нападениям на азербайджанцев в Карабахе.

Состояние смуты и хаоса разразившегося в Карабахе после ухода турок, вынудило деятелей АДР прибегнуть к решительным мерам. 15 января 1919 года согласовав с британским командованием доктор Хосров бек Султанов был временно назначен генерал-губернатором Зангезурского, Шушинского, Дживанширского и Джебраилского уездов. Британская сторона заявила, что считают нужным ещё раз подчеркнуть, что принадлежность указанных областей той или иной стране должно быть решено на мирной конференции. Назначение Султанова в качестве генерал-губернатора Карабаха местный национальный совет армян посчитал “Оскорблением” заявив, что “армянский Карабах не может примириться с подобным фактом”.

Учитывая сложившиеся положение Султанов уже в первые месяцы своего назначения писал премьер министру Н.Б.Юсифбейли “о необходимости подчинения ему воинских частей для мирного разрешения армянского вопроса в Карабахе..” обосновывая это следующим образом, “..пункт 6 официальной английской прокламации, в котором сказано, что о всяком передвижении войсковых частей должна ставиться в известность английская миссия в Шуше, принят также был и нашим правительством. Пункт этот не может быть выполнен без подчинения войсковых частей местной высшей власти, ибо при более чем неудовлетворительной работе телеграфной линии сношение с военным министром становится почти невозможным, в лучшем случае бесцельным…”. Положительно отреагировав на это предложение Юсифбейли сообщал об этом С. С. Мехмандарову “Генерал-губернатор доктор Султанов, сообщая о вышеизложенном и признавая положение крайне тревожным, находит необходимым для окончательной ликвидации карабахского вопроса присутствие в Карабахе военной силы в 2 тыс. аскеров…”. Это предложение было одобрено и британской администрацией, которая распорядилась “Войсковые части, находящиеся в пределах Карабахского генерал-губернаторства действуют с ведома и согласия генерал-губернатора”. Меры усиления предпринятые Султановым оказались не напрасными. В начале лета 1919 года, очередной виток напряжения между армянами и азербайджанцами вылилось в вооружённое столкновение. О столкновениях 4-5 июня Х.Султанов писал “В связи с прохождением кочевников мною были расставлены усиленные посты.. заняты все пункты вокруг Шуши, дабы воспрепятствовать вхождению извне в Шушу вооруженных лиц… Это не поправилось беспокойным элементам из армянского населения, по-видимому руководимым Армянским национальным советом, и они 4 июня напали первые на пункт, занятый нашими аскерами, на «Уч-мых». “К началу вторых суток перестрелка была прекращена. Жертвы с нашей стороны — 3 убитых, 4 раненых.”  “Кочевники, вынужденные временно переменить направление пути, проходя около армянского сел. Гайбалы кенд, подверглись обстрелу. Они вынуждены были, в свою очередь, для безопасного прохождения очистить себе путь. Селение было сожжено, есть убитые и раненые с обеих сторон. Беженцам, оставшимся без главы семейства, оказывается полная поддержка.”,  “..англичане обещали задержать и выслать, и действительно задержали и выслали Ишханяна, Аветисяна и Туманяна из г.Шуши и из пределов Азербайджана..”. В свою очередь армяне обвиняли Х.Султанова в “Организации резни и погромов в армянских кварталах.”, а его брата Султан бека Султанова в разгроме и поджоге села Гайбалы. Хотя после установления мира, предводители армянских кварталов Шуши, написали Султанову письмо с извинениями.

Попытка мирного разрешения Карабахского конфликта, была предпринята летом 1919 года. На 7 съезде армян Карабаха, было подписано “Временное соглашение армян Нагорного Карабаха с азербайджанским правительством”. Второй пункт соглашения гласил «Нагорная часть Карабаха — Шушинского, Джеванширского и Джебраильского уездов (Дизак, Варанда, Хачен и Джараберт), населенных армянами, считает себя временно в пределах Азербайджанской Республики» (До разрешения этого вопроса на мирной конференции). Армянам Нагорной части Карабаха предоставлялась национально-культурная автономия. Азербайджан получил возможность содержать гарнизоны в Шуше и Ханкенди (передвижение азербайджанских войсковых частей в армянской части Нагорного Карабаха могло производиться с согласия 2/3 членов Совета). Армяне, выехавшие из Карабаха по политическим мотивам вернулись в места своего проживания и т. д. Сами армяне оправдывали данное решение своей “Оторванностью от Армении”, “Недостаточным количеством военного снаряжения”.

Своими соображениями по поводу данного соглашения, с Султановым делился глава генштаба армии АДР Мухаммед Сулькевич, (литовский-татарин) “Мирное разрешение карабахского вопроса заставляет думать, что присоединение Зангезурского уезда. произойдет без вооруженной борьбы..” , но также добавлял  “…такая благоприятная обстановка не может длиться постоянно, и мы должны готовиться к худшему”. Cулькевич не ошибся в выводах. В феврале 1920 года Султанов писал Мехмандарову об обстановке в Карабахе “в последнее время армяне, несмотря на заверения Национального совета и Совета при мне, ведут себя нелояльно, поддаваясь агитации агентов Арарата… В настоящее время у них идет усиленная подготовка везде ”. Потверждением этого может служить и отказ восьмого съезда армян, от предложения Султанова “окончательного вхождения Карабаха в Азербайджан”, параллельно съезд обвинил его в убийстве нескольких сотен армян и о своем намерении прибегнуть к соответствующим мерам в целях защиты. На эти заявления МИД АДР ответила нотой протеста отвергнув эти обвинения.

Логическим результатом данной активности армян в Карабахе стало мартовское восстание 1920 года. Х.Султанов сообщал по этому поводу “23 марта армяне с двух с половиной часов ночи внушительной силой совершили нападение в Ханкендах на нашу войсковую часть. Одновременно армяне начали нападения в Шуше. Нападения отражены, в окрестностях идут перестрелки.”  Несмотря на своё тяжёлое положение, отвага и самоотверженность проявленная Султановым во время мартовского восстания, заслуживает уважения. Это мы можем проследить из его следующего донесения, “Шуше и Ханкендинскому гарнизону угрожает большая опасность со стороны армян Зангезура, неутомимо стремящихся при помощи карабахцев соединенными силами завоевать Шушу и Ханкенди, пользуясь закрытием Аскерана. Имеющиеся в моем распоряжении патроны вышли. Положение города и Ханкенди находится в тесной зависимости от аскеранской операции, и всякая медленность этой операции вызовет очень печальное осложнение для всего Карабаха”

В завершении стоит сказать, что сражения имевшие место в Карабахе в марте-апреле 1920 запомнились своим драматизмом и доблестью проявленными частями национальной армии. Несмотря на успешное наступление наших войск в Карабахе и занятие ими Аскерана, Шуши, Ханкенди. Окончательное подавление сопротивления врага и перехода наступления на Зангезур осложнялось рядом факторов среди которых можно указать: нехватка живой силы (кадровых офицеров), не всегда хорошо организованное снабжение, партизанские налёты на армейские части, большевитская пропоганда среди солдат нацональной армии. Всё это происходило на фоне тяжёлой международной ситуации в которой пребывала АДР завершившаяся оккупацией Азербайджана Советской Россией. Тем самым судьбе Карабаха суждено было решиться уже в условиях новой Советской власти…..

Автор: Фарид Мургузов

БУДЬТЕ ПЕРВЫМ КОММЕНТАТОРОМ В "Карабахский вопрос в 1918-1920 годах"

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*