Фактор Южного Азербайджана в политике АДР


Провозглашение Азербайджанской Демократической Республики в мае 1918 года, стало началом перехода Азербайджанского народа на новую форму общественно-политического устройства. Преодолев своё феодальное прошлое, Азербайджанская интеллигенция заявила, о готовности своего существования на международной арене, в рамках национального государства. Данное событие оказало влияние на иранских азербайджанцев, вызвав среди них, как симпатию, так и антипатию. Именно в этом контексте становится интересным проследить за становлением взаимоотношений между АДР и Ираном, и местом Южного Азербайджана в этих процессах в тот период.

Провозглашение независимости АДР в иранских официальных кругах было встречено с беспокойством и подозрением. Будучи ещё в составе Азербайджанской делегации в Стамбуле М.Э.Расулзаде в донесении от 6 сентября 1918 года писал, что копию декларации «отправил в персидское консульство. Консульство, положив их в один пакет, все наши бумаги послало обратно. И на отдельной бумаге персидское консульство написало, что оно не признает самостоятельное государство под названием Азербайджан». Связано было такое отношение из-за боязни усиления национально-освободительного движения среди азербайджанцев Южного Азербайджана в результате провозглашения независимости Азербайджана и усиления в этом регионе влияния Турции (Османская Империя). Чтобы как-то успокоить иранские круги Азербайджанское правительство в переписках с иностранными дипломатами использовало термин «Кавказский Азербайджан».

Враждебное отношение Ирана, мешало деятелям АДР на первых порах развернуть активную дипломатическую деятельность на его территории, и установить тесные культурно-экономические, политические связи с Иранскими азербайджанцами. Постепенная смена международной обстановки позволила преодолеть эти трудности. Усиление Влияния Британии на руководство Ирана и заключение между ними англо-иранского договора 9 августа 1919 года, в котором Британия признавала территориальную целостность Ирана и обязывалась обеспечивать его безопасность от большевистской и белой угрозы, создало условия для сближения АДР с Ираном, так как наличие независимого государства между Ираном и Россией было выгодно Тегерану. Осенью 1919 года была создана азербайджано-иранская совместная комиссия, которая выдвинула договор об ирано-азербайджанском союзе, в которой отмечалось «Существующая в указанных пределах кавказского Азербайджана с 28 мая 1918 г. Азербайджанская Республика признается самостоятельной, независимой, демократической республикой…». Договор оказался удачным. После Фактического признания Азербайджана со стороны стран Антанты зимой 1920 года, сотрудничество между двумя странами только расширилось. В марте-апреле 1920 г. между Азербайджаном и Ираном были заключены двусторонние договора охватывающие различные сферы деятельности. Самой большой победой этой дипломатической активности можно считать “Тайное соглашение” заключённое в праздничный день 20 марта 1920 года между Ираном и АДР. В первой статье этого договора иранское правительство объявляло о “признании де-юре независимости Кавказской Азербайджанской Республики”.

Важное значение, имело отношение самих Иранских азербайджанцев на провозглашение независимости Азербайджана. Так ещё летом-осенью 1918 года находясь в Стамбуле М. Э. Расулзаде, в своих донесениях правительству Азербайджана отмечал “…повидался с персидскими азербайджанцами. Они мои старые товарищи. В них я почувствовал тайную любовь к самостоятельности (независимости) Азербайджана. Многие из них (разочаровались) в Персии. Им очень желательно иметь свое мнение. Здесь организовано даже по инициативе южных азербайджанцев, составлено общество. ….представители говорили, что мы их забываем. Что Северный Азербайджан, принимая политическую жизнь, обязательно соединится с Южным Азербайджаном”. Несмотря на это, среди иранских азербайджанцев были и те, кто был против идеи независимого Азербайджана. Одним из таких был Сеид Гасан Тагизаде (соратник Расулзаде по конституционному движению в Иране), как отмечал Расулзаде “По слухам персидские патриоты в Персии большей частью, к сожалению, наши азербайджанцы. Во главе стоит известный Таги-заде. Они дали знать свое недовольство против тюркской политики, проводимой в Азербайджане”.

На фоне этого двойственного отношения к независимости Азербайджана стоит отметить деятельность главы дипломатической миссии АДР в Иране Адиль Хана Зиядханлы. Дипломатическая миссия назначенная в Иран выехала из Баку 4 января 1920 года. Отношение местного населения к прибытию Адиль Хана в Иран отмечалось в газете “Азербайджан’’: “Особенно радостными настроениями были охвачены азербайджанские граждане, проживающие в Персии, которые в лице главы миссии видели своего первого законного представителя, прибывшего из Азербайджанской Республики в Персию. Миссия ныне находится на пути в г. Тегеран”.

Сразу по прибытию в Иран Зиядханлы развернул активную дипломатическую деятельность. Уже в начале января в кратчайшие сроки было бесплатно распространено 3 тысячи экземпляров книги «Азербайджан: история, культурное и политическое положение», которое было издано им же самим в Баку 1919 году. Несмотря на скромные финансовые возможности, было создано, благотворительное общество, общество обучения азербайджанскому языку. Не забывали представители дипломатической миссии следить за политической ситуацией в Иране. В своём донесении МИД-у  Азербайджана в апреле 1920 года Зиядханов писал ‘’Отношение фарсов — персов к нашей республике не особенно благожелательное, напротив — отношение тюрков персидского Азербайджана к нам братски — дружественное; тенденция персидского Азербайджана — к автономии, самостоятельности и отделению от Фарсистана”. Своими наблюдениями по этому вопросу делился  Акпер ага Садыхов (заместитель Зиядханова), который сообщал о движении “азербайджанских самостийников, которые начинают проникаться национальным чувством и работать в пользу отделения от Ирана и образования независимого и самостоятельного Персидского Азербайджана. Это движение в настоящее время сильно беспокоит как персидское правительство, так и англичан, имеющих большие виды на богатейший край. В Персидском Азербайджане замечается также агитация в пользу отделения его от Персии и присоединения к Азербайджанской Республике. Азербайджанская Республика должна быть готова к грядущим событиям в Персии и использовать эти события в своих интересах”. Как показало дальнейшее развитие событий, наблюдения Азербайджанских дипломатов оказались верными.

Cоздание независимого Азербайджана способствовало пробуждению национального самосознания среди иранских азербайджанцев. Во многом ускорив национально-освободительное движение в Южном Азербайджане. Незадолго до падения АДР в Тебризе 7 апреля 1920 года под руководством шейха Мухаммеда Хиябани вспыхнуло мощное антибританское восстание. К сожалению, это восстание было подвержено внешнему вмешательству. Сложившейся ситуацией воспользовались большевики в своих интересах. Историк Дж. Гасанлы по этому поводу пишет “В целом имеется большое количество документов, свидетельствующих о скрытом вмешательстве большевиков в ход национально-освободительного движения в Южном Азербайджане. Ошибки в азербайджанском вопросе шейха Хиябани, его ревнивое отношение к независимости Северной Азербайджанской Республики, именование созданного им в Южном Азербайджане государства «Азадыстаном» во многом объясняется внешним вмешательством’’. Историк также отмечает роль заместителя наркома иностранных дел Л.М. Караханяна в этом деле “Политику России в Иране определял заместитель наркома иностранных дел Л.М. Караханян, который еще в июне 1918 г. был послан в Иран и там арестован англичанами. Он и был организатором засылки в Иран армян, которые, изменив свои имена и фамилии, действовали там под личиной большевиков”.

После падения АДР вопрос об объединении, Азербайджана не отпал, а продолжал оставаться предметом дискуссий. В качестве примера можно привести журнал «Kurtuluş» (Спасение) основанный Расулзаде в Берлине в 1934 году, где им затрагивалась тема Южного Азербайджана, за что он подвергался критике. Так в журнале «Кавказ» видный представитель Кавказской эмиграции Г. Баммат (Кумык по происхождению), называл эти публикации ‘’необузданными фантазиями”, которые “легкомысленно перепрыгивают через Аракс и простирают свои алчные аппетиты до Табриза”. Историк А.Балаев так описывает сложившуюся на тот момент ситуацию “В данном случае М.Э. Расулзаде говорил лишь о культурной, а не политической связи кавказского и иранского Азербайджана, поскольку, будучи членом и одним из руководителей прометеевского движения, он придерживался позиции признания границ Кавказских республик с Турцией и Ираном. Ведь для борьбы с советами нужно было иметь хотя бы дружеский нейтралитет этих государств…”.

Отношение к проблеме Южного Азербайджана при этом, выражалось не только в печати, но и на деле. Ярким примером может служить развёртывание активной деятельности членов партии “Мусават” в Иране на фоне усиления национального движения в Южном Азербайджане летом 1941 года. На тогдашнем заседании исполнительного комитета “Мусават” в Тегеране участвовали такие поборники независимости Азербайджана как: Гасан Бала Гафари, Халыг Кязимзаде, Кямал Ганизаде и Али Азертекин (отправленный туда со стороны Расулзаде), которые обсуждали возможности “усиления работы мусаватистов среди южных азербайджанцев…’’. На этом фоне не случайным становится и тот факт, что сразу после вступления советских войск на территорию Ирана в августе 1941 года, организовываются агентурные сети для борьбы с деятельностью Мусаватистов в Южном Азербайджане. Данные факты указывают на то, что наряду c борьбой, с политическим режимом установившемся в Северном Азербайджане, положение дел в Южном Азербайджане так же всегда оставался в центре внимания национальных сил.

Делая некие выводы можно сказать что, несмотря на внешнеполитические преграды и внутренние противоречия между самими Азербайджанцами, которые мешали их полноценному взаимодействию и консолидации вокруг идеи независимой государственности. Провозглашение АДР стало тем объединяющим началом, которое позволило народу волей истории разделённому на две части и вынужденному развиваться в отличных друг от друга социо-культурных системах запустить процесс, стремления к созданию единого государства всех Азербайджанцев.

Автор Фарид Мургузов

БУДЬТЕ ПЕРВЫМ КОММЕНТАТОРОМ В "Фактор Южного Азербайджана в политике АДР"

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*