XXI век: Рабство в Дубае — ФОТО


Роскошнее, выше, необыкновеннее всех на этой планете. Шейх Мохаммед ибн Рашид аль-Мактум стремится превратить Дубай в мировой метрополис архитектурных чудес и воплощение всех возможных рекордов. Однако достижение всех поставленных честолюбивым властителем целей возможно исключительно с помощью изнурительного труда целой армии иностранных рабов… Да-да, вы не ослышались, именно рабов.

Несмотря на технический прогресс молодой страны, современное рабство в Дубае очень и очень распространено. Начиная с самых низовых специальностей, куда привозят бедняков из стран третьего мира, и куда они сами едут, надеясь на лучшее, надеясь заработать; и заканчивая квалифицированным персоналом в самых различных областях частного бизнеса — от ресторанов, до салонов красоты… Сперва поговорим мы о первых, о бедняках из рабочего рабства.

1341553461_2378-990x719

Сотни тысяч иностранцев работают на стройплощадках, ютятся в крошечных, грязных бараках, довольствуясь очень низкими зарплатами, по много лет находясь в разлуке с семьями. У них нет паспортов, они абсолютно бесправны, они не могут даже уехать из страны просто так.

1341553462_2379-990x719

Они были самыми дешевыми современными рабами на рынке, готовыми забыть о своих правах, чтобы зарабатывать на жизнь. Обстоятельства сделали из них тех, кем они являются — современными рабами. Конечно, их не забирали силой, как в старые времена, но они были вынуждены стать рабами из-за обстоятельств.

На два с небольшим миллиона живущих в Дубае человек — более миллиона были или до сих пор являются рабочими-мигрантами. Это новое измерение в истории иностранной рабсилы и один из неприятных аспектов глобализации в арабском мире.

1341553441_3270-990x719

Когда я впервые прилетел в Дубай, меня поразили гигантские очереди на паспортном контроле, состоящие из одинаковых, испуганных индусов, которые с нехитрым скарбом проходили суровый арабский досмотр.

1341553504_5173-990x719

При выходе из аэропорта, я их уже не видел,.. или не замечал. Но на самом деле это как-раз те, кто добровольно едут на заработки, становясь самой низовой рабочей силой, строителями, носильщиками, грузчиками.

По прилету у них конфискуют паспорта и они отправляются жить на границу эмирата и пустыни, в специальные гетто, где уже живут тысячи таких же как и они. Каждый день «пендосовозы» — автобусы, которые предназначены для перевозки рабочих, отвозят их на сотни дубайских строек, где в изнуряющей жаре, они возводят тот Дубай, который мы с вами видим на картинках, телеэкране или из окон отелей этого курорта.

1341553501_8120-990x718

Средняя заработная плата таких рабочих 150$ — в стране с 50 000 миллионеров. Большая часть того, что они строят, станет им недоступна, как только строительство будет завершено. Большинство рабочих чувствуют себя абсолютно чужими в этом городе. Они называют Дубай «городом без души», мечтая закончить контракт и вернуться быстрее домой.

1341553531_10127-990x742

Эти невольники Дубая не просто подвергаются сверхэксплуатации — предполагается, что они должны быть полностью скрыты от любопытных глаз. Унылые лагеря на окраине города, в которых рабочие теснятся по восемь, даже двенадцать человек в комнате, не являются частью официального туристического имиджа города — центра роскоши якобы без трущоб и якобы без нищеты.

1341553518_12135-990x719

Говорят, даже министр труда Объединенных Арабских Эмиратов в ходе недавнего визита был вроде как бы глубоко потрясен нищенскими, почти невыносимыми условиями в отдаленном рабочем лагере, принадлежащем крупному строительному подрядчику. Однако как только рабочие попытались создать профсоюз, чтобы добиться выплаты зарплаты и улучшения условий жизни, они были немедленно арестованы.

1341553477_14117-990x742

Как недавно подчеркнула в разоблачительной статье о Дубае британская «Индепендент»: «Рынок труда очень напоминает старую систему кабального труда, внедренную в Дубае его прежними колониальными хозяевами, британцами».

Дубай, как и его соседи, попирает трудовые нормы Международной организации труда и отказывается принять международную конвенцию о трудящихся-мигрантах. Human Rights Watch в 2003 году обвинила Эмираты в том, что их процветание строится исключительно на принудительном труде.

1341553466_21130-990x717

Ситуацию не сможет изменить даже постоянно редактируемое властями, в пользу репатриантов трудовое законодательство, так как владельцам рабсилы просто не выгодно или менее выгодно, когда рабочие знают что-то больше своих прямых рабочих обязанностей. Поэтому о соблюдении прав человека в Дубае можно забыть еще очень надолго.

В противоположность рабочим, на вершине социальной пирамиды Дубая находятся Аль-Мактумы и их родственники, которые владеют в эмирате каждой приносящей прибыль песчинкой — но это их страна, и они имеют на это полное право. Далее идут коренные арабы — 10% процентов от общей численности населения, чьей привилегией является ношение традиционного белого платья «гондуры». Они представляют собой абсолютно праздный класс, чья лояльность режиму шейхов обеспечена перераспределением прибылей в стране в их пользу, бесплатным образованием и рабочими местами в государственном секторе, с баснословными зарплатами и полной защищенностью как по закону, так и вне его… Ступенью ниже — избалованные шейх-режимом высококлассные или профессиональные наемники во всех сферах.

Это примерно 150 000 британских экспатриантов, наряду с другими европейскими, иногда ливанскими и индийскими менеджерами и специалистами. У них все хорошо, у них два-три месяца отпуска в году, отличная зарплата и возможность всегда прервать контракт и вернуться на родину, что зачастую они и делают…

1344676267_dubai-metro-launch2

Все, что вы увидете в Дубае, поддерживается огромным количеством филиппинских, шриланкийских и индийских служанок, охранников, прислуги, пр. Это отдельная когорта людей, они и бесправны одновременно, и, в случае благосклонности и привязанности к ним хозяев, наоборот — весьма себя могут неплохо чувствовать.

Ну а между этим великолепием находятся все те, кто решили попробовать поработать в этом чуде-юде арабского мира — Дубае. Основную массу экс-СССРовцев составляют граждане Узбекистана. Они и организуют бизнес, и работают в нем, и нанимают в него себе подобных.

Вы нигде, даже, наверное, в Ташкенте, не увидите такого количества узбеков, как в Дубае. Это более, чем странно, но это именно так. Отчасти это объяснилось тем, что множество женщин из Узбекистана едут в эмираты в поисках мужей-арабов. Отчасти схожая культура, ислам и, конечно же, деньги — заставляет девушек и женщин ехать в эмираты на поиски своего личного арабского принца на арабском же скакуне… Мужчины — едут за легкими деньгами, от нищеты собственной родины и чтобы скрыться от карательных органов Узбекистана или других стран.

В эмиратах судебно-исполнительная система построена на принципе — не нарушайте наши законы — и нам будет плевать на законы страны, откуда вы приехали. Этим вовсю пользуются все, кому не лень — от аферистов-сутенеров до убийц и террористов. Дубай принимает всех. Вспомните о скандале с убийством в Дубае Ямадаева, и вспомните, чем это закончилось.

Шейх Mo, который изображает из себя пророка модернизации, любит впечатлять гостей пословицами и афоризмами. Его заученно любимой цитатой является такой афоризм: Тот, кто не пытается изменить будущее, пребывает в плену прошлого. Несмотря на это, в эмиратах все как раз наоборот: плен прошлого, без надежды на будущее.

•••

В эмиратах, для всех желающих приехать в ОАЭ, жить в этой стране и работать, законами, менталитетом и укладом жизни созданы все условия, чтобы соискатель лучшей жизни, оставил в стране все — деньги, здоровье, нервы, документы и желание вернуться в страну когда-либо снова. Конечно же, за небольшим исключением. Но мы ведь говорим об общем и целом.

1344676222_dubai-labor-77557333

Большинство приехавших устраиваются на работу, с надеждой и уверенностью что их минет чаша рабочего или иного рабства, рассчитывают на цивилизованное трудоустройство и жизнь, что истории, случающиеся с другими уж точно их не коснутся. На самом деле процент тех, для кого итогом стало понимание того, что Дубай — это не более, чем одно из сотен мест для теплого отдыха зимой, но никак для проживания и работы — все выше и выше.

Разочарование от работы и жизни, в этой цитадели прогрессивного человечества — Дубае, и возвращение назад на родину — это еще не самое худшее, что может случиться с соискателями за трудовым экспириенсом.

Русскоговорящие девушки в барах первоклассных отелей — это всего лишь гламурный фасад зловещей секс-торговли, построенной на похищении людей, на настоящем рабстве и насилии. Дубай — как сообщит любой из интернет- путеводителей — это «ближневосточный Бангкок», населенный тысячами русских, узбекских, армянских, индийских и иранских проституток, находящихся под контролем различных транснациональных преступных группировок и мафии. (Весьма удобно, что эмират, по совместительству, является мировым центром отмывания денег: предположительно до 30% (!!!) рынка недвижимости переходит из рук в руки при операциях с наличкой).

Шейх Mo и его вполне современный режим, конечно, отрицает какую-либо связь с этой процветающей индустрией красных фонарей, хотя все понимают, что проститутки крайне важны, чтобы пятизвездочные гостиницы были полны толстосумных европейских и арабских бизнесменов. А сам шейх был лично связан с самым жутким пороком в Дубае: детским рабством…

Верблюжьи и лошадиные скачки являются в Эмиратах местной страстью, а в 2004 году Международное общество борьбы с рабством представило фото дубайских детей-жокеев дошкольного возраста. В передаче HBO Real Sports одновременно сообщили о том, что наездников (некоторым из них по три года) «похищают и продают в рабство, морят голодом, избивают и насилуют». Некоторые из этих маленьких наездников были показаны на Дубайском ипподроме для верблюжьих бегов, принадлежащем аль-Мактумам.

1344676225_a25-17_3

Lexington Herald-Leader — газета из штата Кентукки, где шейху Mo принадлежит два больших конных завода — подтвердила часть рассказа HBO в интервью с одним из местных кузнецов, который работал на наследного принца Дубая. Он сообщил, что видел крохотных детей в возрасте четырех лет, скачущих. Дрессировщики скакунов шейха утверждают, что детские пронзительные крики побуждают животных быстрее двигаться.

То будущее, что шейхи Мактумы строят в Дубае под аплодисменты миллиардеров и транснациональных корпораций всего мира — на самом деле больше походит на кошмар из прошлого: Уолт Дисней встречается с Альбертом Шпеером. На аравийский берегах.

История раз

Юсуф приехал в Дубай из Ташкента, где, впрочем, и так неплохо себя материально чувствовал, по приглашению знакомого своего знакомого — поработать в ресторане официантом, получить опыт, пожить в чудо-стране, покупаться в Персидском заливе, да еще и получать деньги за пребывание в таком райском месте. В телефонных и скайп-разговорах с будущим работодателем тот показал себя радушным, умным и искренним человеком, условия труда обещали быть великолепными. Юсуфу купили билет и сделали визу…

Прилетел, его поселили с еще с несколькими работниками в маленькую но ухоженную квартиру, из которой ежеутренне их забирал минивен и привозил на работу. Паспорт Юсуф отдал, как сказал работодатель «на сохранение». После подписания контракта, в котором, больше на арабском и гораздо меньше на английском, весьма витиевато были прописаны обязанности сторон, началось то самое рабочее рабство. Обещанная зарплата снизилась на треть, из остатка работодатель изымал стоимость перелета и визы, брал какой-то «депозит», который впрочем обещался отдать потом… Еще через небольшой временной промежуток, работодатель вводит систему штрафов.

За малейшую провинность из зарплаты удерживались немаленькие суммы. Ежемесячным итогом были сущие копейки. И жизнь, в основном, велась на небогатые чаевые… Через некоторое время, без объяснения причин, его депортировали, даже не дав толком собрать свои вещи — Юсуфа использовали, как тряпку — отжали и выбросили.

Таких историй — тысячи. Но люди проджолжают ехать в Дубай за надеждой, надежда ведь — умирает последней.

Еще одна история

Дмитрий, также как и Юсуф прилетел по приглашению знакомых, также работать в сфере обслуживания. Первое время он жил в двухкомнатной квартире, с единственным соседом и получал достаточно — как и было обещано, правда, вскоре в квартире жило еще 9 человек. Но все люди были неплохими и Дмитрий был уверен, что это временно. Тем более, что с зарплатой и прочим — его не обманывали.

Затем, по какому-то незначительному поводу у него возникает ссора с работодателем. Работодатель решает избавится от ростков своенравия у сотрудников и указывает в полиции, что Дмитрий украл у него значительную сумму денег. Полиция, пока будет идти расследование сразу сажает Дмитрия в тюрьму. Отсидев почти пол-года, кто-то из его коллег решился все-таки сходить в полицию и указать, что Дмитрий невиновен. Еще через некоторое время его освобождают. Но он лишается работы, соответственно, денег, а также возможности улететь и начинает судиться с работодателем (оброс связями в эмиратской тюрьме). Судится до сих пор, прыгая по визам и местам проживания в Дубае.

Еще история

Зина приехала в эмираты работать профессиональным поваром. Приехала из небольшого периферийного города. Тихая, образованная девушка решилась пойти по стопам мужа, который уже работал в тот момент за границей. У Зины был маленький ребенок, средств не хватало, в регионе не было работы и они с мужем решили оставить дочку на попечение своих родителей и на полгода уехать, чтобы вернуться с деньгами и, соответственно возможностями растить ребенка.

Первый месяц Зина отработала по туристической визе — работодатель присматривался, насколько она профессиональна в своих навыках. Присмотрелся, принял решение — Зина будет работать. Далее, обычная процедура мед-освидетельствования, на котором выяснилось, что у Зины гепатит — незаразный, но он есть. Медперсонал, прямо из госпиталя забирает Зину в изолятор.

4-х метровая комнатка с решетками, где она проводит несколько месяцев, ожидая депортации, без общения даже с медсестрами — еду подают в щель в двери. И несколько месяцев потому, что работодатель просто плюнул на Зину и привез новую повариху. И пока надзорные органы не заставили работодателя купить билет Зине, она сидела в изоляторе. Вещи ей прислали домой коллеги. В самолете она летела в одной майке и тренировочных — домой, в зиму.

Еще история

После прилета в эмираты Art_Sun устраивается работать в салон красоты мастером-косметологом. К русской женщине Лене. Это уже должно было быть самим по себе доказательством порядочности работодателя — свои же,.. вроде. Да и салон находится в, вроде бы, хорошем месте — в самом центре Дубая, практически рядом со знаменитой Бурж Халифа.

Более того, Лена была замужем за спонсором, который еще и офицер полиции Дубая (в эмиратах, для справки, иностранец не может организовать бизнес без превалирующего долевого участия в нем местного араба).

Лена рассыпается перед своими работниками в комплиментах, рассказывает о том, как ей было тяжело в недалеком прошлом — она де попала в рабочее рабство и только Насер (этот самый офицер полиции) ее оттуда вытащил. И что уж со своим персоналом — она будет исключительно доброй и пушистой… Все верят.

Для оформления рабочей визы Art_Sun отдает паспорт, взамен получает, на первое время его скан на бумажке, проходит медконтроль и получает медицинскую карту (тоже документ, удостоверяющий личность). Все сотрудницы, вместе с Art_Sun получают первую зарплату и затем подписывают контракт. В контракте, где прописана сумма заработной платы — значилась сумма в размере «ноль», но стояли проценты от наработанного 30%. То есть как бы это компенсировало «ноль».

Через некоторое время, работодатель Лена начинает вести себя так, как вели себя все вышеописанные работодатели: штрафовать, занижать выплаты, изымать деньги за визу и (кого привезли по приглашению) за перелеты.

Помимо финансового притеснения, сотрудникам салона запрещается посторонние общение и знакомства, а, более того, Лена начинает при посетителях унижать и оскорблять девушек. Вплоть до мата и крика. То же делает и Насер — ее спонсор. Полное моральное унижение, 18 часов в день, ежедневно.

Проживание девушек было организовано в пустыне, в одном из только построенных зданий, где в квартире не было практически ничего. В соседней проживала Лена и Насер, контролирующие каждый их шаг.

Девушки, в один день не выдерживают и обращаются, каждая в свое консульство. Консулы разводят руками — мол, вы сами подписывали контракт, сами захотели в этом салоне работать, сами и выкручивайтесь, до свидания (насколько стало понятным, так зачастую действуют консульские отделы большинства стран бывшего СССР — у них просто нет рычагов давления на трудовые и пр. органы ОАЭ).

Решить проблему на местном уровне невозможно: з-за нескольких девушек-иностранок один араб не будет портить отношения с другим арабом.

Каждый работник имеет право оставить жалобу на своего работодателя в Министерстве труда. По закону все жалобы рассматриваются моментально. То есть вы только ее написали, а вашего работодателя уже везут в министерство в сопровождении полицейских. Сотрудницы салона написали жалобы на невыносимые условия и в министерство прибыл Насер.

Насер пообщался на арабском с представителем министерства и вместе они решили (!): девушки отрабатывают по месяцу, получают зарплаты, получают обратно паспорта и улетают; но покупают билеты себе сами.

У Art_Sun потянулся месяц, на протяжении которого Лена совсем распоясалась и не допускала себе лишь ударить сотрудницу, а все остальное — крики, оскорбления, обсуждения с клиентками в голос — какие такие-сякие сотрудницы салона, опять крики и оскорбления.

Лена — дипломированный супер-мастер с 15 лет стажа в Москве. Так написано в рекламке салона. Но в Москве в профессиональной среде она никому неизвестна. На самом деле, по полученным данным, несколько лет назад Лена бросила 4-х месячного ребенка в Ташкенте, Узбекистан, на руки своим родителям и уехала в Дубай. Работать…

Билеты Art_Sun и девушки купили в долг, помог один человек. С зарплаты они бы возместили их стоимость Но, Насер решил, вместе с сотрудником министерства, что ему проще не заплатить вообще.. У девушек отобрали медкарты, но паспорта не отдали, а визы закрыли, фактически присвоив девушкам статус бездомных животных. У Art_Sun оставалось 4 дирхама (32 рубля). А до отлета оставалась еще неделя.

Купивший на свое имя билеты араб, мог без возврата денег за них, просто билеты аннулировать. Жить уже было негде — на тот момент Art_Sun жила у знакомых и долго там оставаться не могла. Есть было нечего, жить не на что. Даже доехать до аэропорта — ноль средств.

Возможность получить перевод из-за границы пропала, так как паспорт находился у Насера и отдать он его собрался только в аэропорту. На брошенных на произвол судьбы бывших работниц, ему было наплевать.

Выручили, как всегда друзья — и здесь, и там. Но скольких трудов и нервных клеток это стоило. В общем, получив несколько-месячный шок от «культурности» и «радушия» арабского чудо-города Дубая, потеряв нервы, деньги, время Art_Sun вернулась к себе на родину, зарекшаяся больше возвращаться в эмираты когда либо.

Приехав работать в Дубай, знайте, что вышеописанные истории — это только сотая доля процента от таких же или гораздо хуже — с невозвращением и попаданием в секс-рабство, или в рабство настоящее, сто тысяч и пятьсот раз подумайте, прежде чем соглашаться на работу там. Ну, а приехав отдыхать в Дубай, знайте, что во многих местах персонал, который вас будет обслуживать, это, несмотря на дежурные улыбки на лицах — современные рабочие-рабы. Оставляйте им нормальные чаевые — это, возможно, единственный их хлеб.

Источник: primechaniya.ru

БУДЬТЕ ПЕРВЫМ КОММЕНТАТОРОМ В "XXI век: Рабство в Дубае — ФОТО"

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*