Турецкий гамбит


В среду, 29 июня, узкий кабинет министров по вопросам безопасности утвердил соглашение о нормализации отношений с Турцией. Как и ожидалось, против договора голосовали министры Авигдор Либерман (НДИ), Нафтали Беннет и Айелет Шакед («Еврейский дом»). «За» проголосовали министры Гилад Эрдан, Исраэль Кац, Юваль Штайниц («Ликуд»), Моше Кахлон, Йоав Галант («Кулану»), Арье Дери (ШАС). Ну и, само собой, Биньямин Нетаниягу.

Многие журналисты ожидали, что заседание будет бурным, но оно оказалось на редкость спокойным. Авигдор Либерман не пытался ни в чем переубедить коллег, а просто выступил с краткой речью, в которой объяснил, почему он против ТАКОГО соглашения, попросил засчитать его голос именно таким образом и удалился, так как ему предстояло крайне важное заседание в министерстве. По окончании заседания присутствовавший на нем в качестве наблюдателя министр Зеэв Элькин заявил, что будь у него такая возможность, он бы поддержал соглашение: по его словам, когда начинаешь в нем детально разбираться, понимаешь, что его «плюсы» с лихвой перекрывают все «минусы». В том же духе высказался и Йоав Галант: да, неприятно, что мы должны платить компенсацию семьям тех, кто нападал на наших солдат, и все же речь идет о крайне важном соглашении для Израиля и всего региона, и предусмотренные им компромиссы вполне приемлемы – лучшего добиться было сложно.

Тем горше на этом фоне прозвучали слова родителей погибших военнослужащих Орена Шауля и Адара Гольдина, которые считают, что их боль и трагедию «обменяли на газ». Однако на заседании шла речь и о возвращении в Израиль тел двух этих парней, и было решено усилить давление на ХАМАС. В качестве первого шага предполагается ухудшить условия содержания террористов, отбывающих наказание в израильских тюрьмах.

Словом, все треволнения, связанные с ратификацией договора, остались позади. И самое время немного оглянуться назад, а заодно и попытаться заглянуть вперед, – чтобы понять, как будут строиться отношения между Израилем и Турцией на новом этапе.

Итак, в понедельник Биньямин Нетаниягу, находясь в Риме, провел пресс-конференцию, на которой объявил о достижении «исторического соглашения» и окончании кризиса в израильско-турецких отношениях, начавшегося после захвата парома «Мави-Мармара» в 2010 году. Параллельно с аналогичным заявлением выступил в Анкаре премьер-министр Турции Бинали Йылдырым, а затем последовали официальные заявления о достижении соглашения о нормализации отношений между странами со стороны гендиректора израильского МИДа Дори Голда и его турецкого коллеги Феридуна Сынырлыоглу.

Эти заявления ознаменовали окончание переговорного марафона, который в течение пяти с лишним лет вел с представителями руководства Турции специальный посланник премьера Йосеф Чехановер. За это время к переговорам оказались причастны многие руководители спецслужб, члены Штаба по национальной безопасности, а также комиссии кнессета по иностранным делам и обороне. На последнем этапе переговоров рядом с Чехановером был и.о. главы Штаба по национальной безопасности бригадный генерал запаса Яаков Нагель, а окончательный вариант договора согласовывался между главой «Мосада» Йоси Коэном и руководством турецкой Службы безопасности.

Условия соглашения обсуждались давно, и, хотя они оказались абсолютно ожидаемы, но, тем не менее, повергли в шок многих израильтян, независимо от их политических взглядов. Так, в очередной раз выяснилось, что, когда речь идет о защите чести и интересов еврейского государства на международной арене, различия между левыми и правыми не так уж и велики, а по многим позициям просто сходятся.

Договор предусматривает полную нормализацию отношений (как подчеркнул в своем заявлении президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган, «речь идет именно об окончательном примирении, а не о перемирии») между двумя странами, включая обмен послами и официальными делегациями, а также возобновление полномасштабного сотрудничества в области экономики и безопасности. Этот пункт предусматривает совместные шаги в строительстве газопровода и налаживании доставки израильского газа в Турцию, а из Турции в Европу, отказ от выступлений друг против друга на различных международных форумах и даже объединение усилий при обсуждении вопросов, касающихся национальных интересов каждой из них.

По второму пункту Израиль будет обязан внести 21 млн. долларов в специальный гуманитарный фонд, из которого будут выплачены компенсации семьям погибшим и раненым гражданам Турции, находившимся на пароме «Мави-Мармара». В ответ турецкая сторона снимает все претензии к Израилю в связи с этим инцидентом, а также отказывается возбуждать какие-либо иски и добиваться судебного преследования военнослужащих ЦАХАЛа как на своей территории, так и где-либо за рубежом.

Согласно третьему пункту, Турция отказывается от своего требования о снятии блокады с Газы, а Израиль предоставит Турции возможность беспрепятственно поставлять гуманитарную помощь и стройматериалы в сектор Газы, построить там электростанцию, расширить больницу и т.д.

Шок, который испытали израильтяне, узнав обо всем этом, понятен.

В первую очередь, разумеется, возмущение вызвал пункт о выплате 21 млн. долларов. У многих еще живы в памяти кадры, снятые при задержании «Мави-Мармары», когда толпа оголтелых молодчиков набрасывается с бейсбольными битами и различным холодным оружием на израильских коммандос, а кто-то еще и стреляет из пистолета.

Нет никакого сомнения, что находившиеся на пароме активисты организации IHH были обыкновенными террористами, а израильские военнослужащие действовали в рамках самообороны, и вот сейчас Израиль заявляет о готовности выплатить этим террористам компенсацию. За что?! За то, что они избивали и стреляли в наших сыновей?! Где логика? Где справедливость и правда?!

Даже если отбросить в сторону естественное возмущение израильтян, тут действительно есть о чем задуматься. Скандально известная депутат кнессета Ханин Зуаби уже заявила, что факт выплаты компенсации означает признание Израилем своей вины за «военные преступления», и явно собирается развивать эту тему. Лидер оппозиции Ицхак Герцог («Сионистский лагерь») справедливо указывает, что речь идет не только о национальном унижении, но и о создании опасного прецедента, позволяющего террористам и их семьям требовать в будущем компенсации от Израиля за то, что он посмел им противостоять. Схожую точку зрения высказал в кулуарах и министр обороны Авигдор Либерман.

И политики, и политические обозреватели задаются вопросом о том, стоило ли вообще подписывать сейчас договор с Турцией, а если стоило, то на каких условиях. По их мнению, острой необходимости в немедленном налаживании отношений с Турцией у Израиля не было. Возвращение прежнего сотрудничества с ней в области обороны все равно в ближайшей перспективе не предвидится – после произошедшего стало понятно, что на Эрдогана и его сторонников в данном отношении особенно полагаться нельзя. Экономическим связям, как ни странно, кризис в отношениях между странами не мешал – вплоть до 2014 года торговый оборот между Израилем и Турцией продолжал расти, а начавшийся в 2015 году спад объясняется исключительно экономическим кризисом в Турции, а не какими-либо другими причинами. Необходимо было срочно наладить поставки газа в Европу? Так для этого есть Греция и Кипр, выражавшие готовность к партнерству. Если для кого-то и был жизненно необходим такой договор, то это для Турции. Концепция «ноль-конфликта» Эрдогана и его попытки стать региональным лидером явно потерпели фиаско. Турция оказалась в изоляции и на Ближнем Востоке, и в мире в целом; она вынуждена сейчас вести боевые действия сразу на нескольких фронтах, и возвращение нормальных отношений с Израилем было ей нужно позарез.

Но ведь это позволяло нам диктовать туркам свои условия, добиться куда более выгодного договора, а заодно включить в него пункт, обязывающий турок заставить ХАМАС выдать Израилю тела погибших воинов Орена Шауля и Адара Голдина. Но ничего этого, дескать, не сделано.

В окружении главы правительства объясняют все это несколько по-другому. Там подчеркивают, что в самом соглашении речь идет не о компенсации террористам, а о переводе денег в специальный гуманитарный фонд, а уж что дальше турки будут делать с этими деньгами, Израиль как бы не волнует. Таким образом, говорят эти источники, нет ни признания нами своей вины, ни создания опасного прецедента. Вместе с тем, крайне важно, что бывшим военнослужащим ЦАХАЛа при выезде за границу ничего не будет грозить и что Турция вообще отказывается предпринимать любые шаги против Израиля в Международном суде в Гааге и т.д. Понятно, что никакой союзнической оси Израиль-Турция-Катар-Саудовская Аравия, как мечталось некоторым, в обозримом будущем не будет, но в целом нормализация израильско-турецких отношений принесет большую стабильность в регион.

Показательно, что наиболее трезвые и взвешенные деятели оппозиции говорят почти то же самое. Упрекая Нетаниягу в слабости, напоминая, насколько этот договор не соответствует его прежним грозным заявлениям, и Ципи Ливни («Сионистский лагерь»), и Яир Лапид («Еш атид») заявили, что, несмотря на все недостатки, подписанное соглашение отвечает глобальным интересам Израиля, и если бы они были в правительстве, то также поддержали бы его ратификацию.

Как ни странно, никто при этом почему-то не вспомнил, что мы платим еще и за собственную глупость, за крайне бездарно проведенную операцию по перехвату «Мави-Мармары», ответственность за которую несут и премьер Биньямин Нетаниягу, и его нынешний безжалостный критик, а тогда министр обороны Эхуд Барак, и бывший генералитет ЦАХАЛа. И было бы неплохо, чтобы их «попросили» внести в указанную сумму хотя бы часть этих денег.

Одним из самых болезненных остается вопрос о том, почему Израиль не обязал Турцию посодействовать в возвращении тел Орена Шауля и Адара Голдина. Отсутствие этого пункта означает, что нам снова придется вести отдельные переговоры на эту тему и платить за передачу тел крайне тяжелую цену, и возмущение семей Гольдин и Шауль понятно. В ответ МИД и канцелярия главы правительства напоминают, что влияние Турции на власти в Газе крайне ограничено, а после заключения договора, воспринятого ХАМАСом как капитуляция перед Израилем, отношения между ними практически испортились. Вместе с тем, из уст представителей самого высшего эшелона власти в Турции было получено устное обещание, что они сделают все возможное для возвращения тел израильских военнослужащих домой. Но устные обещания, как известно, и есть устные обещания, поэтому мало кто из политиков воспринимает их всерьез.

Чрезвычайно показательно, что содержание договора трактуется каждой из сторон по-разному, но и та, и другая объявили о своей большой победе. Так, в Израиле уже не преминули обратить внимание на заявление Эрдогана о том, что «Израиль удовлетворил все наши требования, включая требование о снятии блокады Газы». Еще более тревожно прозвучали его слова о том, что договор якобы позволяет Турции контролировать ситуацию на Храмовой горе.

Биньямин Нетаниягу поспешил заявить, что ни о каком снятии морской блокады с Газы в договоре нет ни слова. Видимо, речь в данном случае идет о естественном стремлении каждой из сторон представить народу подписание данного соглашения как большой успех. Это тем более важно, что на самом деле в момент этих официальных заявлений договор попросту не имел силы: Нетаниягу еще предстояло провести его ратификацию в правительстве, а Эрдогану – через парламент. И оба готовились к грядущей схватке, которая, как уже было сказано, для Нетаниягу закончилась вполне успешно.

Вместе с тем, если оставить в стороне привычную похвальбу Эрдогана и вчитаться в заявления других турецких лидеров, то из них ясно следует, что речь идет не о снятии блокады сектора Газы, а об облегчении положения его жителей и о том, что они больше не будут в изоляции. Первый корабль с турецкой гуманитарной помощью, состоящей из продуктов, одежды, медикаментов и оборудования для больницы в Газе, уже направился в Ашдод. И снова в израильском МИДе говорят о большом успехе, так как это позволит сэкономить сотни миллионов шекелей, которые Израиль вынужден был в последние годы тратить на предотвращение гуманитарной катастрофы в секторе.

На самом деле главная проблема заключается не в открытых пунктах израильско-турецкого соглашения, а в том, чего мы о нем не знаем. То, что на финальной стадии переговоров они велись непосредственно между главами спецслужб обеих стран, безусловно, не случайно. Договор явно включает в себя и секретные пункты, но нам остается лишь гадать о том, каково их содержание. К примеру, определена ли в нем позиция Израиля по отношению к конфликту турок с курдами и к свободе действий Турции на территории Сирии и Ирака? Предусматривает ли соглашение изменение характера отношений между Анкарой и ХАМАСом? Возобновится ли обмен информацией о деятельности террористических группировок? Все эти вопросы на прошедших брифингах были обойдены, а между тем, от ответов на них зависит то, как будут развиваться дальнейшие события в регионе. И тут нам остается лишь полагаться на заверения премьера в том, что договор значительно укрепляет безопасность Израиля.

За последние дни Биньямин Нетаниягу повторял эти слова неоднократно и даже сослался на то, что именно так оценил данный документ госсекретарь США Джон Керри во время их недавней встречи в Риме. Однако всем известно двойственное отношение Керри к Израилю и к проблемам нашей безопасности, а до конца каденции нынешнего госсекретаря остается всего полгода, так что особенно полагаться на его оценки не стоит.

Подводя итоги, следует отметить: и израильское, и турецкое руководство вновь и вновь подчеркивают, что считают соглашение взаимовыгодным. Наверное, так оно и есть. Только сотрудничество в газовой отрасли должно принести обеим странам дополнительно миллиарды долларов в год. Владельцы турецких отелей не скрывают, что с нетерпением ждут нашего возвращения и уже забросали израильский сектор интернета «крайне выгодными предложениями». Впрочем, многие эксперты сомневаются в том, что уже этим летом туристический поток из Израиля в Турцию вернется к показателям 2010 года, когда Турцию ежегодно посещали свыше 500 тысяч израильтян. Во-первых, потому что за это время израильтяне открыли для себя почти столь же дешевые курорты Болгарии, Греции, Румынии и ряда других стран, а во-вторых, антисемитские выходки турок не прошли бесследно. Но главное состоит в том, что вероятность стать сегодня жертвой теракта в Турции еще выше, чем в Израиле, и недавний чудовищный теракт в Стамбульском аэропорту в очередной раз об этом напомнил. Как и о том, что одной из задач договора является создание единого фронта борьбы с террором и исламским фундаментализмом.

Что ж, остается надеяться, что, несмотря на нормализацию отношений, вся эта история не прошла бесследно и для политического руководства страны. Израиль должен извлечь уроки из случившегося и помнить, что особенно полагаться на Турцию как на союзника и партнера не стоит. Исламский фундаментализм в этой стране продолжает набирать силу, лидеры ХАМАСа по-прежнему чувствуют себя там, как у себя дома, а повод для нового конфликта всегда найдется…

Автор: Петр Люкимсон

Источник: kstati.net

БУДЬТЕ ПЕРВЫМ КОММЕНТАТОРОМ В "Турецкий гамбит"

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*