Сергей Балмасов: Стороны вплотную приблизились к более серьезному конфликту


В интервью с Сергеем Балмасовым, старшим аналитиком Центра изучения кризисного общества, экспертом РСМД и Института Ближнего Востока, мы обсудили слова Путина о туркоманах, положение армии Асада в Сирии и новообразованную «Исламскую коалицию».

На вчерашней пресс-конференции президент России заявил, что он не знал про Туркоманов в Сирии, как это можно расценить? Российская разведка и МИД не проинформировали президента или Путин намерен отрицать существования этого этноса в Сирии?

Подобные заявления – скорее демонстрация, что Кремль не замечал и не намерен и далее замечать турецкие интересы. А это очень и очень опасный момент, говорящий о том, что стороны вплотную приблизились к более серьезному конфликту. В истории уже неоднократно бывало так, что личные амбиции и недооценка противоположной стороны становились началом продолжительных противостояний и даже войн.

Что же касается упорно повторяемой им мантры относительно «подлого нападения» и «удара в спину», то это опять-таки, заявления для российского обывателя о наличии внешнего врага. Причем многочисленные толкователи изречений Путина продолжают эту линию, активно утверждая, что при таком раскладе выражать недовольство происходящими в самой России событиями равносильно уподоблению хрестоматийной «пятой колонне».

Впрочем, один момент здесь примечателен и в плане внешнеполитическом. Говоря о «незнании» относительно озабоченности турецкой стороны в связи с бомбардировками приграничной с Турцией территории, тем самым он, по сути, открыто продемонстрировал никчемность российского МИД. Ведь, как известно, накануне инцидента с уничтожением российского боевого самолета посла РФ в Анкаре дважды вызывали в турецкий МИД и предупреждали о недопустимости ударов по сирийским туркоманам. Исходя из этого, получается, что МИД РФ превратился в декоративное учреждение «для мебели», не играющее никакой существенной роли и что никакие переговоры и диалог с его представителями не могут рассматриваться как гарантия того, что Путин услышит противоположную сторону.

С другой стороны, «незнание» о наличии туркоманов как таковых способно спровоцировать зеркальную ситуацию со стороны Анкары и в отношении российских интересов на той же Украине.

После военного вмешательства России на стороне Асада было впечатление что это переломит ход событий, но теперь после прошествии некоторого времени, мы видим, что кардинальных сдвигов нет. Как вы считаете с чем это связано? Российские военные плохо выполняют свои обязанности или армия Асада не способна более воевать?

Еще войны в Индокитае, как и прочие вооруженные конфликты показали, что применение боевой авиации, как ограниченное, так и массированное, редко приводит к положительным результатам. Все равно война делается на земле.

Связано же отсутствие серьезных результатов с тем, что в антиповстанческой войне, войне не с регулярными армиями, требуется комплексный подход. Одно из важных правил, согласно которым можно без избыточных затрат сил и ресурсов выиграть в такой войне – добиться расположения населения тех территорий, на которые опираются эти формирования. Ясно, что одними лишь бомбардировками и туманными обещаниями реформ и изменений к лучшему этого не добиться.

К сожалению, в Москве фактически не замечают того, что немалая часть сирийцев по тем или иным причинам поддерживает те или иные группировки оппозиции и предпочитают представлять ситуацию таким образом, что «жил-был белый и пушисты президент Асад, на которого вдруг ополчились все силы зла». Забывая о том, что в стране к 2011 г. появилось много недовольных его правлением и всесилием спецслужб, в руководстве которых к настоящему времени доминируют алавиты при том, что большая часть сирийского населения – сунниты.

Соответственно, непосредственное появление тех же иранцев в Сирии стало сильным раздражителем и сигналом для многих суннитов усилить борьбу в этой стране, которая все больше приобретает оттенок не политической, а религиозно-идеологической. Победить в ней лишь силой оружия крайне сложно.

Тем более, что почти за пять лет вооруженного противостояния силы Асада заметно измотаны. Впрочем, у него еще есть определенный шанс изменить ситуацию в свою пользу в случае дальнейшего наращивания группировок России и Ирана в Сирии.

Недавно анонсирована новая «Исламская коалиция против террора» под предводительством Саудовской Аравии, как вы считаете способна ли эта коалиция изменить ситуацию и справиться с ИГИЛ?

Саудовская коалиция – это скорее не вызов Исламскому государству, а Ирану и России. И прежде всего – это имеет политическое значение, поскольку ситуация вырисовывается таким образом, что вместе с Тегераном и Москвой выступают лишь официальные Багдад и Дамаск. То есть, условно всего четыре страны, тогда как на другой стороне – 34 страны.

БУДЬТЕ ПЕРВЫМ КОММЕНТАТОРОМ В "Сергей Балмасов: Стороны вплотную приблизились к более серьезному конфликту"

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*


Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.