Турецкий капкан Азербайджана


Олег КузнецовБездумная поддержка Азербайджаном политики Турции в отношении Сирии может быть чревата потерей Карабаха и Нахичевани

Обострение ситуации в Латакии – провинции на сирийско-турецкой границе, населенной преимущественно туркоманами – сирийскими тюрками, диалект которых гораздо более близок к азербайджанскому, чем собственно турецкому языку, вызвал в Азербайджане вполне естественный всплеск туркоманства и тюркофильства. Масла в огонь подлила уничтожение турецкими ВВС ПВО над районом Байырбуджак российского фронтового бомбардировщика СУ-24, наносившего ракетно-бомбовые удары по позициям Сирийской Свободной Армии, располагавшимся как раз в районе проживания туркоманов. В тюркском мире эта атака вызвала взрыв восторга и вовлекла российско-турецкие отношения в глубокий кризис, сравнимый со штопором, а их нынешнее состояние можно считать близкой к точке замерзания. При этом не следует забывать, что российский боевой самолет действовал в соответствии с мандатом, полученным от законного на действующий момент правительства Сирии и в полном соответствии с нормами ведения войны, был сбит турецким истребителем над суверенной территорией Сирии, а поэтому де-факто имел место факт двойной вооруженной агрессии со стороны ВВС Турецкой республики – и против Российской Федерации, и против Сирийской Арабской республики. Однако ни одна из сторон инцидента, ни кто-либо еще в мировом информационном сообществе на это обстоятельство внимания не обратил.

Факт того, что российский бомбардировщик погиб, попав в так называемую «авиационную ловушку», ни у кого в мире не вызывает сомнения. Сегодня у берегов Сирии бок о бок с группировкой российских боевых кораблей находится французский авианосец «Шарль де Голль» с отрядом кораблей сопровождения, в составе которого находятся бельгийский и британский фрегаты управляемого ракетного огня, боевое вооружение и снаряжение которых ориентировано на управление военно-воздушными операциями и противовоздушную оборону, а также на слежение за подводными лодками. На их радарах и локаторах район инцидента был виден как на ладони на удалении не более ста километров, что позволяет инструментально и телеметрически зафиксировать траекторию полета самолета с точностью до десятка метров, но и с их стороны каких-либо слов поддержки в адрес заявляениям официальных лиц Турции о якобы имевшем место быть нарушении воздушного пространства этой страны, мы так не услышали, ибо сказать им объективно нечего. Справедливость позиции российской стороны в дополнительном подтверждении со стороны кого бы то ни было не нуждалась.

Данный военный инцидент, сам по себе незаурядный с точки зрения соблюдения норм международного гуманитарного права или правил ведения войны, заставляет нас взглянуть на конфликт вокруг Сирии не с точки зения ретроспективы, а с позиции перспективы. Но для начала еще раз пдчеркнем нашу мысль о том, что мы оцениваем его как международный конфликт вокруг Сирии, а не как гражданскую войну внутри Сирии. Да простят нас правоверные христиане за использование слов Нового Завета в качестве пояснительной цитаты, но считаем лишенным всякого смысла выяснять как «…Соломон породил Ровоама, Ровоам породил Авию, Авия породил Асу, Аса породил Иосафата, Иосафат породил Иорама, Иорам породил Озию, Озия породил Иоафама…» и т.д. У каждой из сторон околосирийского конфликта есть собственное видение динамики его возникновения и развития, и каждая из них свою считает единственно справедливой. Поэтому нет смысла оглядываться в прошлое, и следует говорить о том, что происходит здесь и сейчас.

Итак, кто сегодня являеться главными действующими силами околосирийского конфликта? Прежде всего – это законное правительство Башара Асада, о легитимности которого можно дискутировать, а можно этот вопрос вообще оставить за скобками. Его главным союзником является Российская Федерация, направившая вСирию военную авиацию и военно-морской флот. Еще одним участником околосирийского конфликта, сохраняющим явно выраженную автономию, является Франция, авианосная группировка кораблей которой находится в оперативно-тактическом взаимодействии с тактическими соединениями вооруженных сил России в Сирии. Еще одним организационно-политически независимым участником этого конфликта является Иран, союзник нынешнего правительства Сирии, и с его стороны в боевых действиях принимает участие не только авиация, но также и сухопутные войска. Иран сегодня, по сути, является самым вовлеченным участником околосирийского конфликта, военно-техническая инфраструктура которого уже отмобилизована и развернута для начала широкомасштабной наземной войны, о чем сегодня мировые масс-медиа предпочитают не вещать. Самым массовым коллективных участником конфликта вокруг Сирии также является созданная под эгидой США коалиция, в состав которой воинские контингенты (зачастую символические, в составе экипажей двух боевых самолетов) более чем двадцати стран мира, основным регионом базирования сил которой является Ирак. Причем мандаты вооруженных контингентов различных стран из состава коалиции, представленных им своими национальными правительствами, различны: кто-то воюет и в Сирии, и в Ираке, кто-то – только в Ираке, кто-то – только в Сирии).

В контексте «околонатовской» коалиции автономностью и радикализмом действий отличается Турецкая республика, которая имеет в околосирийском конфликте собственные интересы. Это страна с большой долей вероятности может быть названа агрессором в отношении Сирии, поскольку ее территория является тыловым районом сил, противодействующих правительству Башара Асада. Через Турцию осуществляется транзит вооружения, закупаемого на Украине, здесь же скупается нефть, контрабандно вывозимая из Сирии и Ирака и легализуемая курдской национальной автономной администрацией на севере Ирака, здесь же проходят лечение раненые, эвакуированные из Сирии мятежники. При этом не следует забывать, что в начале конфликта вокруг Сирии Турция стала основным рынком сбыта разворованного в северных городах Сирии (особенно в Алеппо) промышленного оборудования и артефактов культурного наследия. Помимо этого Турция решал в Сирии свои собственные геостатегические проблемы – пытается взять под свой контроль области на северо-востоке страны и преимущественно с туркоманским населением в надежде, если случиться территориальное расчленение Сирии, присоединить их к себе, а также ослабить сепаратистское движение курдов, мечтающих о полноценной национальной государственности не только в форме автономии на севере Ирака, но и воссоединении с ней Турецкого и Сирийского Курдистана и последующей ассоциацией Азербайджанского и Иранского Курдистана.Проще говоря, Турция в Сирии пытается бить курдов и лелеять туркоманов.

Также следует сказать, что не только США сколачивают союзническую группировку для обретения более высокого и эффективного статуса в решении околосирийского кризиса. По то же пути следует и Иран, но в отличие от США он опирается на уже готовые и ведущие боевые действия ополчения региональных шиитских движений – Хезболла, Бадра, Катаиб Хезболла, Асаиб Ахль аль-Хакк и др. Помимо этого Ирак уже установил самое тесное взаимодействие вплоть до тактического командования с вооруженными формирования иракских и сирийских курдов, передав в их состав подразделения их соплеменников из Ирана и постепенно выдавливает американских военных советников из рядов курдского ополчения «пишмерга», пришедшего с территории Турецкой республики. Фактически, уже сегодня Иран и его союзники являются единственной полностью отмобилизованной и готовой к проведению наземной военно-полицейской операции силой, ареал которой может быть распространен на весь Большой Ближний Восток. Иранско-курдская коалиция стала реальным результатом развития околосирийского кризиса.

Все эти силы воюют против террористического квазигосударства «Исламское государство Ирака и Леванта» (ИГИЛ), поддерживающего его террористического движения «Джабхад ан-Нусра), а также мелких инсургентских группировок типа Сирийской Свободной армии, иногда называемых «умеренной оппозицией». Истинное происхождение этих вооруженных формирований на официальном уровне до конца не прояснено, однако их принято считать иррегулярными воинскими формированиями, находящимися на содержании или под идеологическим влиянием отдельных региональных государств (например, не вызывает сомнения наличие влияния Турецкой республики на подразделения Сирийской Свободной армии на северо-востоке Сирии с преимущественно туркоманским населением, впрочем, как аналогичное влиание оказывает на нее Саудовская Аравия и Катар). Ярким примером такого положения дел стал скандал вокруг закупок Министерством обороны Катара у вооруженных сил Украины переносных зенитно-ракетных комплекстов, впоследствии оказавшихся у боевиков Сирийской Свободной армии. Следовательно, мы можем говорить о том, что террористы Большого Ближнего Востока, какой бы формации они не были, обслуживают конкретные интересы своих спонсоров, которых у одной группировки бывает сразу несколько.

Наиболее очевидной, а если быть более точным – ожидаемой перспективой разрешения околосирийского кризиса видится расчленение или более мягко – фрагментация этой страны по национально-региональному принципу в целях решения частноэгоистических вопросов различных сторон или участников кризиса. Борьба сразу нескольких коалиций с террористическим квазигосударством ИГИЛ означает только то, что после его уничтожения – где-то в среднесрочной перспективе – на повестку дня неизбежно встанет вопросдележа освобожденной и к тому времени параллельно вполне освоенной в военно-хозяйственном отношении территории по тому примеру, как это делает сегодня ИГИЛ. Не вызывает сомнения тот факт, что дележом территории займутся те силы околосирийского кризиса, которые участвуют или будут участвовать в наземных операциях.

В настоящее время таких сил реально три или четыре – правительственные войска Башара Асада, Турция и ее союзники, Иран и его союзники из числа шиитских ополчений и курды, которые будут действовать, скорее всего, в союзе с Ираном, хотя могут быть и вполне самостоятельны. Иные участники околосирийского кризиса будут действовать в поддержку или против той или иной конкретной силы. Хотяисключать самые фантасмагорические союзы, например: объединения войск Асада, курдов и Ирана с шиитскими формированиями против Турции также нельзя. Пикантность будущей ситуации будет состоять в том, что ни Россия, ни США, ни Франция, ни Великобритания, ни Австралия, проводившие против террористов только военно-воздушные операции будут отстранены от дележа делимого сирийского пирога и смогут оказать на этот процесс только дипломатическое или интеллектуальное воздействие, а учитывая объективные противоречия России и союзников США по НАТО и другим региональным военно-политическим блокам влияние окажется в большей степени минимальным.

Ответ на то, когда начнется уничтожение ИГИЛ и прочих инсургентских структур на землях Сирии и Ирака, не имеющих признания со стороны той или иной коалиции, более чем очевиден. Формальной датой начала истребления международных террористов можно считать 1 января 2016 года, когда по решению «большой шестерки» будут разморожены счета Ирака в международных банках, и в результате этого страна одномоментно получит доступ к одному триллиону долларов, ранее замороженных в банках различных стран как санкция принуждения к отказы от разработки ядерного оружия. Конечно же, столь масштабная сумма объективно не сможет быть аккумулирована в стране и направлена на военные нужды, но полугода для этого вполне будет достаточно. После чего на Большом Ближнем Востоке начнется полномасштабная война за передел границ в регионе, и Иран в ней, совершенно очевидно, будет играть определяющую роль.

Союзниками Ирана на поле боя выступят уцелевшие к тому времени остатки правительственной армии Башара Асада и курдские вооруженные формирования, все более набирающие боевой опыт и превращающиеся в регулярную армию и по своей организации, и по тактической подготовке, и по системе материально-технического снабжения. В этой войне Иран будет преследовать главную геостратегическую цель получения полностью подконтрольного ему транспортного коридора в Средиземному морю через Иракский и Сирийский Курдистан с последующим выходом в район Тартуса. Нет сомнения в том, что Россия, заинтересованная в своем военно-морском присутствии в Средиземноморье именно на базе в Тартусе, окажет этому проекту Ирана всяческое военно-техническое содействие и, более того, уже оказывает его, поставляя на вооружение Ирану зенитно-ракетные комплексы С-300 «Фаворит» предпоследнего поколения.

Единственным препятствием реализации этого проекта является туркоманское население района Байырбуджак, являющегося зоной базирования Сирийской Свободной армии. 10 января 2015 года представитель МИД Турецкой республики заявил, что в этом районе осуществляются «этнические чистки», намекая при этом на то, что делается это с подачи России. Факт этнических чисток туркоманов у нас не вызывает сомнения, но осуществляют их не российские пилоты, а вооруженные формирования курдом, мстящие туркоманам за разграбление Алеппо – столицы Сирийского Курдистана в 2011-2012 гг. При этом курды реализуют план создания совместного с Ираном транспортного коридора в сторону Средиземноморья вдоль южной границы с Турецкой республикой. Так уже в рамках околосирийского кризиса практически реализуются отдельные вехи грядущего передела Большого Ближнего Востока.

В этой связи показательным является заявление российского прездента о сроках военно-воздушной операции в Сирии: дескать, она будет продолжаться, пока наступают сирийские правительственные войска. Все это время ВКС МО РФ будут поддерживать сирийскую правительственную армию в наступлении в общем направлении на соединение с иранско-курдскими войсками. А когда два фронта сомкнуться и главную тяжесть борьбы на себя возьмет Иран, они улетят.

Естественно, грядущие изменения входят в контрадикторное противоречение с геостратегическими планами Турецкой республики в регионе, которая, по сути, явилась одним из первичных очагов дестабилизации в регионе в надежде возродить призрак былого величия Османской империи. Внутриполитическая нестабильность с Сирии в начале 2010-х гг. давала к тому шансы и предпосылки. Однако нынешнее политическое руководство Турецкой республики оказалось в плену собственных иллюзий, принимая желаемое за действительное. Ни одна страна НАТО не поддержала ее после инцидента с умышленным уничтожением российского бомбардировщика СУ-24, не добавляет ей политической благопристойности и ранее упоминавшиеся нами факты – транзит вооружения из Украины для нужд международных террористов, контрабанда получаемой от них нефти, создание «черного рынка» антиквариата и проч. После уничтожения ИГИЛ и иных террористических группировок Турция станет следующей мишенью возмездия и со стороны Сирии, и со стороны Ирака, и со стороны курдов, и даже со стороны примазавшихся к геополитическому процессу армян, которые в очередной раз поднимут на щит лозунг возвращения им пресловутой «Западной Армении».

Как мы видим, Большой Ближний Восток стоит на пороге глобальных геополитических перемен, которые неизбежно коснутся и Азербайджан, который сегодня не по своей воле попал в «турецкий капкан». Для официального Баку любая активная поддержка Анкары сегодня грозит резким обострением отношений с Россией и Ираном по всему спектру военно-политических вопросов. Справедливости ради следует сказать, что президент Ильхам Алиев в этой критической ситуации проявил себя как поистине хладнокровный политик, сумевший до логического финала выдержать «паузу Станиславского», что заставляет от чистого сердца крикнуть ему: «Браво!».

Размораживание активов Ирана объективно позволит реализовать столь ожидаемый всеми здравомыслящими азербайджанцами и европейцами транснациональный и трансконтинентальный торговый коридор Север – Юг, сторонами которого, естественно будут Россия и Иран, а Большой Кавказ превратится в главную транспортную артерию. Но через Кавказ есть две стратегические магистрали – через Азербайджан, самая короткая и обустроенная, или через Карабах – Армению – Грузию – Абхазию. И только от доброй воли Баку будет зависеть, по какому пути пойдут в Европу через Россию дешевые на сегодняшний день персидские товары.

Торговый путь ТегеранБакуМосква полностью инфрастуктурно обустроен для потребностей железнодорожного и автомобильного транспорта. То же самое можно сказать и о морских торговых путях Энзели – Баку – Астрахань – Москва или Энзели – Баку – Астрахань – Волгодонск – Ростов-на-Дону. Словом, нет никаких препятствий для того, чтобы совместно пожинать плоды международной торговли. Остается только надеяться на то, что ослепление политиков не воспрепятствует будущему совместному экономическому процветанию стран региона.

В ближайшее пятилетие перед политическим руководством Азербайджана и всем азербайджанским народом будет стоят поистине исторический выбор. Неизбежность глобального противостояния иранцев и курдов, с одной стороны, и турок, с другой, вынужит официальный Баку примкнуть к кому-то из них. На первый взгляд, выбор очевиден — Турция, которая является стратегическим союзником Азербайджана. Но к каким последствиям это сможет привести? Основной товаропоток из Центральной Азии и Ирана пойдет не через Азербайджан, а по «альтернативному» пути через Карабах – Армению – Грузию – Абхазию. Конечно же, пока этот траспортный путь в инфраструктурном отношении развит слабо, но какие стройки века не осуществлялись ради достижения политических идей? А это будет означать только одно: Карабах уже никогда не станет азербайджанским. Быть может «для спрямления пути» трансконтинентальную дорогу проложат и через Нахичевать. А все эти действия объясняться будут недопущением дальнейшего распространения влияния НАТО в регионе Закавказья.

В связи с эскалацией событий в Сирии и возникновением российско-турецкой военно-политической напряженности Азербайджан поневоле попал в «турецкий капкан», и ему нужно быть очень осторожным, чтобы высвободиться из него, не повредив ни мушц, ни сухожилий, ни тем более костей.

Автор — российский историк и политический аналитик Олег Кузнецов

1 комментарий on "Турецкий капкан Азербайджана"

  1. Эмин Исмайлов | 12.12.2015 at 07:09 | Ответить

    В статье много чего спорного. Начнем с подбитого турками российского самолета. Есть большие основания полагать, что российский самолет пересекал турецкую границу и тем самым нарушил воздушное пространство Турции. Поскольку у самолета не было опознавательных знаков, и по той причине, что на данной местности идут активные военные действия, были все основания решить, что неизвестный бомбардировщик мог представлять опасность для Турции. После 10 предупреждений, которые остались без ответа, самолет был сбит. Да, можно было этого избежать, но турецкий летчик не мог быть уверенным, в том, что это российский самолет и он не представляет опасности для Турции. Так что в данном инциденте турецкая сторона не несет ответственности за случившееся. Россия должна признать, что у Турции есть право защищать воздушное пространство. Прискорбно, что Россия довольно неадекватно и эмоционально реагирует на данный инцидент. России не стоит рушить многолетние взаимовыгодные экономические и политические связи с Турцией. Это ощутимо отразится как на Турции, так и на России.
    России следует учитывать так же и интересы Турции в регионе, ведь Турция и Сирия это соседние страны с общей границей. В Сирии живут родственные для Турции туркоманы, судьбой которых Турция обеспокоена. России не следует бомбить мирных жителей туркоманов. Это вызывает недовольство в Турции.
    Что касается Азербайджана, страна не станет принимать чью-либо сторону в конфликте. Азербайджан не будет ссориться ни с одной из сторон в этом конфликте. Азербайджан верен международному праву и поддерживает территориальную целостность всех стран. Азербайджан выступает за решение проблемы в рамках международного права. Азербайджан поддерживает взаимовыгодные экономические, политические связи со всеми странами, в том числе с Россией и Турцией. Проблемы между этими странами они должны решить самостоятельно, не вовлекая в этот конфликт Азербайджан.

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*


Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.