Алиев и Иванишвили поняли друг друга с полуслова


Судьбу таких стран, как Азербайджан или Грузия, предопределяют геополитические зигзаги. И вопрос не только в персонифицированности политики на Кавказе, предопределяющей безыдейность элит. Сразу же возникает вопрос — а как коррелирует персонифицированность политики с геополитическими зигзагами? Ролью личности в истории. Философия истории тысячу раз опровергала сослагательные наклонения, но все же представим, что в начале 90-х годов в Азербайджане и Грузии во главе национальных движений и политических элит оказались бы не Эльчибей и Гамсахурдия, а Гейдар Алиев и Эдуард Шеварднадзе — как бы сложилась судьба наших народов, которые остались под обломками внезапно рухнувшей геополитической архитектуры?

Вне всяких сомнений, в первую очередь Гейдар Алиев, и конечно же, Шеварднадзе смогли бы уберечь народы от казалось бы неизбежных политических катаклизмов. Хотя Гейдар Алиев — «восточный лев» оказался намного мудрее, изворотливее и талантливее «белого лиса». Он не допустил гражданскую войну, не впустил в страну российские войска, сохранил вежливую дистанцию с главными геополитическими игроками — Западом и Россией… Но это тема для отдельного анализа, тем более, что последуй Шеварднадзе в 2002 году советам Алиева, возможно, «белому лису» удалось бы вновь уберечь свой народ от надвигающейся геополитической катастрофы 2008 года.

Спрашивается — а почему же Алиев советовал Шеварднадзе, и почему Азербайджан придавал такую значимость стабильному и гарантированному будущему Грузии? А потому, что именно Гейдар Алиев своей концепцией энергетического обеспечения Запада в качестве противовеса наступающей новой реваншистской российской элите фактически воссоздал геополитическую конструкцию начала прошлого столетия — времен первой Азербайджанской и первой Грузинской Республик.

Вовлеченные в национальный и территориальный конфликт с Арменией, а также застигнутые новой угрозой большевистского неоимперского реваншизма как Грузия, так и Азербайджан были обречены на союз. И тогда фактор персонифицированности политики сыграл главенствующую роль — грузинские меньшевики и азербайджанские мусаватисты были старыми политическими друзьями еще со времен николаевской Думы и конечно же Закавказского Сейма. Историческая реальность обусловила союз первых Республик, что так лирически описывали в своих романах великие современники.

Почти такой же союз спустя почти век возник на основе политической философии Гейдара Алиева. Азербайджан столкнулся с армянским экспансионизмом и сепаратизмом, а над Грузией еще в период правления Шеварднадзе навис Дамоклов меч армянского сепаратизма в Джавахетии. Армянский сепаратизм по сей день остается главной головной болью политического руководства Грузии, угрожая целостности страны. Хотя азербайджанцев в Грузии проживает гораздо больше, чем армян, однако как Гейдар Алиев, так и Ильхам Алиев, обращаясь к марнеульцам, в буквальном смысле внушали им непреложность истины, что Грузия, как и Азербайджан — это их Родина, и они обязаны интегрироваться в грузинское общество! Ни одного намека на национальную самоидентификацию и самобытность!

Опасность возрождения российского неоимперского реваншизма и разыгранная северокавказская вакханалия, идентичные проблемы территориальной целостности, словом целая совокупность геополитических угроз, а также общность экономических интересов объединили Азербайджан и Грузию в неразрывном политическом союзе. Новая трубопроводная и дорожная артерия, выраженная в реализации эпохальных мегапроектов — Баку-Супса, Баку-Тбилиси-Джейхан, TAP, Баку-Карс-Ахалкалаки и других проектов возвысили этот союз на такой высокий политический уровень, что даже тектонические революционные преобразования и новый болезненный процесс трансформации грузинской элиты не оказали никакого влияния на перспективу этой коалиции.

Конечно же, роковая ошибка Шеварднадзе, который заигрывал с Западом и позволял вашингтонским институтам политического манипулирования пускать в своей стране глубокие корни, и в конечном счете, нерешительность, и в каком-то смысле отсутствие понимания новой международной обстановки в свете укрепления в России путинской элиты привели к пагубным, если не сказать трагическим последствиям для Грузии. Две страны были на рельсах эволюционного, прогнозируемого и поступательного развития. Но благодаря локомотиву цветной революции (нового исторического веяния) — Михаилу Саакашвили — Грузия сошла с этих рельсов. В отличие от Г.Алиева Шеварднадзе себе и стране преемника не оставил, отдав Грузию на откуп разрушительной революции. Что получилось в итоге?

В политическом смысле Грузия вернулась к той самой остановке истории, куда привел ее Шеварднадзе. Историческая закономерность зародила нового лидера, который больше похож на Шеварднадзе. Речь об антиподе эксцентричного и противоречивого авторитарно-либерального Саакашвили — о прагматичном, решительном и харизматичном политике Бидзине Иванишвили. Обратите внимание, какими надо обладать недюжинными способностями, чтобы оказавшись за кулисами, не обладая реальной политической власть, сосредоточить в своих руках все нити управления страной! Феномен Иванишвили не имеет аналогий не только в эсенговском пространстве, но и в мировой политике. И еще политик должен вписываться в картину своего политического века. Скажем, тот же Саакашвили и та же Тимошенко — это политики-пасынки своего времени, они выпали из эпохи и не соответствуют духу своего времени. Короткая историческая волна унесла популярность политромантизма, выраженного в жажде сломать в одночасье формацию, и в одночасье построить новую формацию. Даже на Украине вторая по счету революция привела к власти не трибуна, а бизнесмена-рационалиста. Поэтому, наконец, Грузия после авторитарно-либеральных потрясений снова вернулась к концепции устойчивого прагматизма и приоритета геоэкономических интересов.

Иванишвили — это политик с бизнес-мышлением. Он в силу своего рационализма, взвешенности и расчетливости хорошо осознает современные вызовы и угрозы. И поэтому с ним азербайджанскому лидеру Ильхаму Алиеву легче было найти общий язык, чем с экспрессивным и непредсказуемым Саакашвили. Хотя и оранжевый локомотив, несмотря на свой в большей мере напускной либеральный темперамент, осознавал безальтернативность и предопределенность грузинско-азербайджанского союза. Настолько прочным был геоэкономический фундамент, заложенный Гейдаром Алиевым. И вот наследнику Гейдара Алиева конечно же легче найти общий язык с духовным наследником Шеварднадзе.

Обратите внимание, как Алиев и Иванишвили мастерски разрулили ситуацию во время недавнего и во многом искусственно разогретого не без участия Армении (чего стоит одна абсурдная идея об импорте иранского газа!) «словоблудного энергетического кризиса». Они поняли друг друга с полуслова. Если Азербайджан почти полностью обеспечивает газом Грузию, то Грузия является для Азербайджана окном в Европу. Если Грузия выживает за счет транснациональных проектов Азербайджана, то Азербайджан реализует свою геоэкономику посредством Грузии… Это неразрывная нить, соединившая две страны на десятилетия, если не на века.

Так что же создало ложное восприятие и иллюзию охлаждения отношений между Грузией и Азербайджаном? Зри в корень — речь о возросших потребностях Грузии в газе и до 2018 года. Посетив дом-музей Шеварднадзе в Тбилиси, отдав дань памяти отцу-основателю «грузинского политклассицизма», Ильхам Алиев — ярко выраженный традиционалист, который всегда верен своим ценностям и принципам, направился на встречу с Хозяином Грузии. И сразу же после многочасовой беседы Алиева с Иванишвили, грузинское правительство открыто заявило, что если Азербайджану и Турции удастся ускорить темпы строительства трубопровода TANAP, то Грузия не видит необходимости в закупке газа из третьих стран. А Азербайджан и Турция договорились ускорить реализацию газопровода.

Весь вопрос в геоэкономике. Никакой политики… В Тбилиси политики одной формации — Алиев и Иванишвили поняли друг друга с полуслова.

Источник: haqqin.az

Перевод: ИноСМИ

Автор: Эйнулла Фатуллаев

БУДЬТЕ ПЕРВЫМ КОММЕНТАТОРОМ В "Алиев и Иванишвили поняли друг друга с полуслова"

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*