Арсений Сивицкий: Нельзя сказать, что цель российской операции в Сирии – это поддержка Башара Асада


Касательно российского вмешательства в сирийский конфликт, и о результатах этого вмешательства есть множество версий и мнений. Что это дает России? Как это скажется на другом конфликте, в который также вовлечена Москва, с этим вопросом мы обратились к Арсению Сивицкому, директору Центра стратегических и внешнеполитических исследований (Минск, Беларусь).

Россия де факто вовлечена в конфликт на Украине, кроме этого с некоторых пор Россия начала проводить военную операцию в Сирии, с целью поддержать своего союзника Башара Асада. Это было воспринято в российском обществе неоднозначно. Как в считаете участие России в сирийском конфликте, который может оказаться вторым Афганистаном, ослабит ее позиции в украинском вопросе или наоборот усилит?

Вовлекаясь в сирийский кризис, Россия ведет многоцелевую и многоуровневую игру с целью усилить свою критическую вовлеченность в геополитические процессы на Ближнем Востоке и за его пределами. В этом контексте можно говорить о том, что сирийский и украинский кризисы связаны между собой с точки зрения поведенческой стратегии России.

Изначально своей сирийской операцией Кремль преследовал цель отвлечь внимание мирового сообщества от украинского кризиса, в частности – от результатов расследования инцидента с малазийским Боингом, разбившемся под Донецком летом прошлого года. И нужно отдать должное российской дипломатии – Москве это удалось. Параллельно с наращиванием своего военно-политического присутствия в Сирии, российское руководство реализовало ряд шагов, направленных на деэскалацию напряженности и заморозку конфликта на востоке Украины. В преддверии 70-ой сессии Генеральной Ассамблеи ООН и переговоров по украинскому кризису в нормандском формате в Париже это было важно с точки зрения имиджа России на международной арене.

Далее, Кремль надеялся обменять свое присоединение к антитеррористической коалиции под эгидой США и заморозку конфликта на востоке Украины на отмену со стороны США антироссийских санкций и признание присоединения Крыма к России. Однако Барак Обама не принял предложения Владимира Путина. Поэтому практически сразу же Россия объявила о создании параллельной коалиции против ИГИЛ совместно с Ираком, Ираном и Сирией для того, чтобы обосновать свое военное присутствие в Сирии.

Россия поддерживает активные контакты со всеми политическими силами и сторонами конфликта как в Сирии, так и за ее пределами, даже несмотря на то, что их интересы в этом конфликте абсолютно противоположны. Это свидетельствует о том, что российское руководство рассматривает различные варианты решения сирийской проблемы в зависимости от складывающейся региональной и глобальной конъюнктуры. И эти варианты включают в себя как усиление военной поддержки Асада, так и принуждение его к уходу и переходному периоду. За второй вариант активно выступают ряд государств региона, прежде всего Саудовская Аравия, Катар, Турция, Египет и др. Именно с этими государствами Россия в последнее время вела очень интенсивные переговоры.

Поэтому нельзя сказать, что цель российской операции в Сирии – это поддержка Башара Асада. Как раз таки наоборот, сегодня Россия оказывает давление на Башара Асада c целью принудить его к началу переходного периода и проведению новых президентских выборов даже без его участия. Собственно говоря, с этой целью Башар Асад и был приглашен в Кремль. Москве удалось поставить его практически в полную зависимость от своей военно-политической поддержки на фоне пересмотра Ираном своей вовлеченности в сирийский конфликт. И таким образом, Башар Асад сегодня вынужден согласиться с тем планом сирийского урегулирования, который сейчас активно продвигается Москвой и ее ближневосточными партнерами, прежде всего, Саудовской Аравией. Не просто же так Кремль организовывал переговоры главы сирийских спецслужб Али Мамлюка с заместителем наследного принца Мухаммедом бин Салманом?!

То есть сейчас игра Москвы сводится к тому, чтобы наиболее выгодным образом обменять свое влияние на Асада с целью принуждения его к уходу на экономические и военно-политические дивиденды от региональных игроков. В этом контексте речи о глубокой вовлеченности в сирийский конфликт по аналогии с советской кампанией в Афганистане не идет.

БУДЬТЕ ПЕРВЫМ КОММЕНТАТОРОМ В "Арсений Сивицкий: Нельзя сказать, что цель российской операции в Сирии – это поддержка Башара Асада"

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*