Армения: новая конституция и прежние правители


15 июля Специальная комиссия по конституционным реформам при президенте Армении под председательством главы Конституционного Суда Гагика Арутюняна, опубликовала проект изменений к действующей с 1995 года конституции страны. В 2005 году в нее уже был внесен ряд поправок, однако новый документ можно считать предварительным вариантом проекта первых семи глав нового главного закона страны.

Впервые о намерении провести конституционную реформу президент Серж Саргсян заявил 4 сентября 2013 года, на следующий день после того, как им было принято решение о вступлении в Таможенный Союз, впоследствии преобразованный в Евразийский экономический союз. Хотя до этого решения официальный Ереван в течение трех с половиной лет вел переговоры с Брюсселем о подписании документов по DCFTA и Европейской ассоциации.

Интересно, что в предвыборных программах кандидата в президенты Саргсяна в 2008 и 2013 годах не было ни слова о необходимости проведения конституционных реформ в Армении. Откуда появились поправки и какую цель они преследуют?

Хитрая игра

До заявления президента о намерении провести конституционную реформу ведущие эксперты страны в области конституционного права полагали, что наиболее проблемными местами конституции были разделы, связанные с местным самоуправлением и с судебной системой.

Однако никому из них не могло прийти в голову, что президент и специальная комиссия вознамерились изменить форму правления в стране с президентско-парламентской на парламентско-президентскую. Зачем? Объяснения этому еще впереди.

Любопытно, что инициаторами реформ недостаточно ясно объясняют причины системных изменений. В основном они говорят о «большей демократичности» парламентской формы правления. При этом как—то игнорируется то обстоятельство, что среди успешных примеров президентских и президентско-парламентские республик (США и Франция) есть и коммунистический СССР, и нацистская Германия, и салазаровская Португалия. Одним словом, проблема большей или меньшей демократии заключается не в системе правления страной.

По-видимому, правительство в данном случае ведет хитрую игру. Некоторые депутаты от парламентского большинства в лице Республиканской партии Армении (РПА), возглавляемой Саргсяном, стали утверждать, что конституционных изменений якобы требует армянская оппозиция. Между тем, оппозиция в течение как минимум последних десяти лет не требовала конституционных изменений. Она добивалась соблюдения требований Конституции, проведения честных и демократических выборов, а также проведения парламентских выборов по пропорциональной системе.

Последние общенациональные выборы, которые не вызвали существенных нареканий и результаты которых были приняты общественным мнением Армении, состоялись в 1999 году. Во всех остальных случаях проигравшие и значительная часть общества не соглашались с ходом и итогами выборов, что приводило к протестам и даже столкновениям. 1 марта 2008 года в центре Еревана погибло 10 человек, и у следствия до сих пор нет установленных виновников трагедии.

Больше демократии, а не меньше

Судя по тексту представленных изменений, Армения может стать весьма своеобразной парламентской республикой. Философия документа сводится к тому, что, в отличие от действующей Конституции, мандат на управление страной получает не лидер, а политическая сила, оформившаяся вокруг лидера.

Однако в отличие от традиционных парламентских республик этот лидер становится не главой правительства, а главой парламента. Хотя в парламентских республиках западных стран, полномочия спикера парламента, в основном, ограничены выполнением технических процедур.

Не менее важно и то, что прямые президентские выборы ликвидируются. По новому проекту президента будет избирать коллегия выборщиков, сформированная из представителей парламента и органов местного самоуправления. Получается, что следующий президент Армении, срок правления которого будет составлять семь лет, не будет иметь прямого мандата от избирателей. Также президент будет лишен права накладывать вето на законопроекты и решения принимаемые парламентом; президент будет лишен должности Верховного Главнокомандующего, во время войны премьер — министр, будет исполнять эти функции.

В выборах парламента предусмотрено проведение второго тура выборов в том случае, если ни одна из политических сил не сможет получить большинства в первом туре. В этом случае на парламентских выборах будет проводиться второй тур голосования, в котором будут участвовать две партии или блока, получившие наибольшее число голосов.

По сути, в результате конституционных изменений центральной фигурой политической системы Армении становится не премьер — министр, который ответственен за политику в парламентской республике, а спикер. Поэтому лидер правящей партии будет не премьером, а скорее всего спикером. Президент же будет лишь декоративной должностью.

Итальянская модель

Авторы проекта утверждают, что изменения вдохновлены итальянским правом. Но данная ссылка на итальянское законодательство не совсем корректна.

В действительности, речь идет не об итальянской конституции, а о новом «Законе о выборах», который вступил в силу в мае этого года. Кроме того, по новому закону в Италии еще не было проведено ни одной выборной кампании.

По сути, в Армении речь идет об искусственном формировании двухпартийной политической системы, т.е. изменению всей политической карты страны, сформированной за почти 25 лет независимости и которая была более-менее разнообразной. Сегодня в парламенте представлены шесть партий. По предполагаемым конституционным изменениям, де-факто, будет упразднено понятие коалиции и на политическую обочину будут вытолкнуты малые партии, являющиеся важной частью политической палитры.

Оппоненты Саргсяна утверждают, что изменив конституции, действующий президент намерен продолжать управлять Арменией с поста спикера парламента, как глава правящей партии и все конституционные реформы затеяны именно с этой целью.

Сам Саргсян несколько раз заявлял, что он не собирается занимать пост президента или премьер-министра. В то же время он никогда не делал и заявлений, что не собирается занимать пост спикера парламента. Вместо него возможность занятия в будущем Саргсяном поста спикера парламента недавно опроверг министр — руководитель аппарата Правительства Армении Давид Арутюнян.

«Переходные положения»

Представив проект конституционных изменений первых семи глав действующего основного закона страны, Специальная комиссия пока не опубликовала т.н. «Переходных положений» конституционных изменений. Предполагается, что это будет сделано в сентябре.

В «Переходные положения» должно будет войти описание того, каким будет переходный процесс, если конституционные изменения будут приняты. Надо полагать, что в 2017-2018 годах Саргсян продолжит занимать пост президента страны, обладая нынешними полномочиями. Однако на очередных парламентских 2017 года, он, скорее всего, как и на выборах 2012 года, возглавит список РПА. Затем он может отказаться от депутатского мандата, т.к. до начала апреля 2018 года необходимо выполнять президентские полномочия.

Впоследствии, после завершения второго президентского срока, он может стать депутатом парламента вместо одного из своих выбывших сторонников по какому-либо новому механизму, допускающему получение депутатского мандата тем, кто ранее от него отказался.

Таким образом, опровержение Арутюняна соответствует действительности только в том случае, если он имеет ввиду срок до апреля 2018 года. Оппоненты конституционных изменений, в свою очередь, также правы, т.к. они озабочены возможными изменениями политического режима после апреля 2018 года.

Конечно, стремление Саргсяна сохранить власть не является чем-то из ряда вон выходящим на постсоветском пространстве. Скорее наоборот, это закономерность: все без исключения нынешние лидеры постсоветских государств получили закалку в рядах КПСС, что и наложило отпечаток на то, какой режим они сформировали.

Оппоненты

Среди противников конституционной реформы — партия «Процветающая Армения» (ППА), а также партии «Наследие» и «Страна законности».

Все эти парламентские партии подвергаются немалому давлению из президентской администрации, чтобы добиться от них поддержки представленных конституционных изменений и участия в процессе обсуждений.

Наиболее радикальную позицию против представленного законопроекта занимает партия «Армянский национальный конгресс» (АНК), руководимая первым президентом страны Левоном Тер-Петросяном (1991 — 1998 годы). В партии считают, что предлагаемые конституционные изменения, по сути, являются формой государственного переворота, который обеспечит воспроизводство власти Сержа Саргсяна. Противником представленного проекта конституционных изменений также является и второй президент страны Роберт Кочарян (1998 — 2008 годы).

В вопросе конституционных изменений пока нет и должного уровня сплоченности среди членов самой «партии власти». Ряд крупных политических фигур партии власти заинтересован в том, чтобы побороться за президентский мандат после ухода Саргсяна, сохранив существующие полномочия. Налицо, по положению на сегодняшний день, отсутствие должного уровня консенсуса в политической элите и контрэлите Армении по поводу изменения формы правления страной.

Между тем, о необходимости консенсуса в этом вопросе говорят эксперты Веницианской комиссии. Учитывая все вышеизложенное, а также то обстоятельство, что европейские структуры пока отмалчиваются по теме представленного проекта конституционных изменений (ожидается, что заключение Веницианской комиссии будет опубликовано только осенью), власть пытается ускорить весь этот процесс.

Пока европейские политики не комментируют происходящие изменения армянской конституции, власть пытается ускорить процесс. Предполагается, что сам проект конституционных изменений поступит в Национальное Собрание страны уже в сентября, а в конце ноября по нему уже может быть проведен референдум.

Что думают армяне?

Каковы настроения в обществе по поводу политического проекта Саргсяна? К сожалению, число заслуживающих доверия социологических центров в Армении крайне ограничено. Тем не менее, почти год назад, независимая организация «Передовая группа общественных исследований» (ARP Group) провела социологический опрос среди 1300 респондентов, проживающих в Ереване (т.е. среди третьей части всех избирателей страны)

Выяснилось, что 60,1% респондентов уверены в том, что нет необходимости в изменении действующей конституции, а 53,2% вообще не знают о том, что стране предстоит конституционная реформа.

Кроме того, 81% респондентов, в той или иной форме, выразили недоверие процессу конституционных изменений, а 75,7% опрошенных считают, что в результате конституционных изменений в стране ничего не изменится.

Полтора года назад эпатажный генерал-лейтенант Манвел Григорян, обращаясь к президенту, неожиданно назвал его «последним большевиком». Осталось недолго до того, как Саргсян, будучи лидером страны входящей в Совет Европы, в полной мере оправдает эту оценку.

Автор — Давид Петросян

Источник — «Open Democracy»

Перевод — Ино Сми

БУДЬТЕ ПЕРВЫМ КОММЕНТАТОРОМ В "Армения: новая конституция и прежние правители"

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*


Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.